6 марта исполнилось 195 лет со дня рождения Петра Павловича Ершова. Автора всем известного «Конька-Горбунка» 

Родился он в семье мелкого чиновника. Детство прошло в разных городах, где служил отец: крепость св. Петра (ныне Петропавловск, Казахстан), Омск, Берёзов, Тобольск. По окончании детьми в 1830 Тобольской гимназии отец добился перевода в С.-Петербург, куда и переехал с семьей. В 1831–1834 Ершов учился на философско-юридическом факультете С.-Петербургского университета. В начале 1834 представил профессору словесности П.А.Плетневу в качестве курсовой работы первую часть сказки «Конек-Горбунок», вскоре опубликованную в ж-ле «Библиотека для чтения». В том же 1834 отдельным изданием вышла вся «русская сказка в трех частях»
Ершов использовал многие народные сказочные сюжеты, создав на их основе вполне оригинальное произведение, по стихотворной форме близкое пушкинским литературным обработкам русских сказок. Образ Конька-Горбунка вполне оригинален. Тем не менее сказка Ершова бытовала как народное произведение, вызывая к жизни множество подражаний и прямых подделок. С подлинными образцами устного народного творчества Конька-Горбунка роднит не только особая сказительская манера – веселая, с прибаутками, балагурством, обращениями к слушателям и т.п., но и «космизм» запечатленного в сказке крестьянского мировоззрения («против неба – на земле»), соседство достоверно изображенных быта и нравов крестьян со сказочными чудесами  и многое другое. Образ ершовского Ивана-дурака, ироничного, скрывающего за своими дурачествами, нарушениями общепринятых норм поведения настоящую мудрость, бескорыстие и внутреннюю свободу, выявил смысловые возможности «дураков» русских сказок, родственных юродивым в церковной традиции.
В 1834–1836 Ершов довольно активно участвует в литературной жизни столицы, входит в кружок В.Г.Бенедиктова, публикует лирические стихотворения, отмеченные влиянием последнего («Молодой орел«, «Желание» и др.). Всего за этот период в печати появилось 10 стихотворений Ершова. Среди них баллада «Сибирский казак» (1835). В те же годы,  Ершов, опубликовал драматическую сцену «Фома-кузнец» (1835) и пьесу «Суворов и станционный смотритель» (1836).
Летом 1836 Ершов с матерью возвращается в Тобольск, питая надежды на широкую просветительскую деятельность в Сибири, но осуществиться им было не суждено. Ершов поступает учителем в тобольскую гимназию, где в разных должностях прослужил до отставки в 1862. (В числе его учеников был Д.И.Менделеев).
В 1844 выслал на рассмотрение Министерства просвещения Курс российской словесности, рассчитывая на его публикацию (отвергнут в 1847 на том основании, что «не вполне отвечает понятиям воспитанников»).
В сибирские годы Ершов писал немного, но не оставлял литературных занятий, хотя его сочинения, пересылавшиеся в столицу через друзей, уже не имели успеха. Всего с 1837 до конца его жизни в печати появилось 28 его новых стихотворений, в т.ч. отклик на смерть Пушкина «Кто он?» (1837). Самое значительное среди них – романтическая поэма из времен покорения Ермаком Сибири » Сибирское предание» (1838), написанная «народным размером». Публикация цикла из семи рассказов «Осенние вечера«, с которыми Ершов связывал надежды на возвращение в литературу, и пьесы «Купец Базим, или Изворотливость бедняка» (1858) прошла незамеченной. Грандиозный замысел поэмы «Иван-царевич» в 10 томах и 100 песнях, о котором Ершов сообщал А.Ярославцеву еще в конце 1830-х, остался неосуществленным. Около 30 стихотворений увидели свет много позже смерти поэта.
Умер 18  августа 1869 в Тобольске. Похоронен на тобольском Завальном кладбище. Надпись на памятнике гласит: «Петр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конек-Горбунок».

Взять почитать можно на абонементе художественной литературы 311ауд корп.А

А вот один из стихов

НОЧЬ
Лежала тьма на высях гор;
В полях клубился мрак унылый;
Повитый мглой, высокий бор
Курился ладаном могилы.
Лениво бурная река
Катила в море вал гремучий,
И невидимая рука
Сдвигала огненные тучи.
Не холнет ветр в тиши ночной;
Не дрогнет лист немой дубравы;
Лишь изредка в чащи лесной
Сверкнут глаза звездой кровавой.
Лишь изредка косматый зебрь
В трещобу дальнюю промчится,
И отзовется гулом дебрь,
И след волною заструится.
Но снова прянет тишина!
И мрак, печальный спутник ночи,
Крылами радужными сна
Смежает дремлющие очи.

1835