В рамках года Франции, продолжаем знакомиться с французскими писателями.

Ромен Гари (1914-1980) снискал признание у критиков и заинтересовал своими книгами широкого читателя не только во Франции, но и во многих других странах, тем более что пространство его романов отнюдь не ограничено Французской республикой. Писал он не только по-французски, но и по-английски, создавая в ряде случаев двуязычные варианты одного сюжета. Беспрецедентно уже то обстоятельство, что дважды — в 1956 и 1975 гг. — он был удостоен Гонкуровской премии, что не допускалось правилами.
Романы Гари занимательны, автор открывает те уголки земли, в которых пока побывали немногие. На долю героев Гари выпадают необычайные приключения на грани возможного. В своих персонажах он подчеркивает страсть и способность к преображению: они зачастую не совсем те или даже совсем не те, за кого себя выдают. В этом видна традиция, идущая во французской литературе от Виктора Гюго и Александра Дюма. Но дело не в литературном приеме, а в биографии писателя, которая представляется даже более невероятной, чем авантюрные сюжеты, им создаваемые.
В его жилах ни капли французской крови. Он родился в Москве, по другим версиям — в Польше. Его настоящее имя Роман, фамилия — Кацев. Мать — опереточная субретка Нана Борисовская. Она была дружна со знаменитым актером русского немого кино Иваном Мозжухиным. Сохранилась их переписка, возникала даже версия, что французский писатель был незаконным сыном русского актера. Кто установит истину, тем более что Роман был на него похож?..
Всеми правдами и неправдами мать с сыном покинули Москву, оказались в Вильно, затем в Варшаве, потом в Париже. Мать стала модисткой, шила шляпки. Когда клиенты выставили ее из какой-то богатой литовской квартиры, она кричала обидчикам, что ее сын станет героем, генералом, послом Франции, кавалером ордена Почетного Легиона, писателем не хуже Габриэля Д’Аннунцио!
Провидение матери сбылось. Сын стал сперва лицеистом в Ницце, позже в Париже он изучал  право. Призванный накануне Второй мировой войны в армию, он стал летчиком. Летал над Северной Африкой, вступил в армию, которой командовал де Голль. Прославился как отчаянный храбрец, совершил много боевых вылетов, был ранен, переболел тифом. Тогда же начал писать, псевдоним возник из русского слова «гореть». Уже в конце войны выходят в свет романы «Европейское воспитание» и «Лес гнева», связанные с темой антифашистского Сопротивления во Франции и в Польше. В 1980 г. он снова вернется к временам антифашистского подполья в романе «Воздушные змеи». Это поэтический рассказ об удивительной любви французского юноши из Бретани к польской аристократке. На долю влюбленных выпадает множество испытаний в годы войны, но писатель очень тактично проводит мысль, что самая большая опасность в годину бед — это потерять себя.
В романе «Обещание на рассвете» он рассказал о матери, которая сыграла в его жизни огромную роль, внедряя в его сознание несокрушимую веру в себя. Мать умерла в 1942 г. Зная, что неизлечимо больна, она написала 250 писем, которые Ромен, не подозревавший об этом, получал когда ее уже не было в живых.
За роман «Корни неба», действие которого происходит в Африке на озере Чад, он получил Гонкуровскую премию. Это было одно из первых произведений, посвященных проблемам экологии. Ромен Гари постоянно открывает новые страны и континенты, показывая, что мир един и не столь уж огромен.
Будучи на дипломатической службе, он подолгу жил в разных странах: в Болгарии, Англии, Швейцарии, затем в США, занимая пост пресс-атташе при ООН. Знавшие о его многочисленных любовных победах называли красавца Ромена Гари «секс-атташе».
Книги его экранизируют: Софи Лорен сыграла главную роль в фильме, снятом по роману «Леди Л.». Гари постоянно балансирует между беллетристикой и серьезной литературой. Порой ему изменяет вкус, но он умеет создать текст занимательный и в меру интеллектуальный.
Он писал для читателей, он жаждал славы. Он стремился к успеху, добился его и стал глубоко несчастен. Несчастье пришло к нему в облике очаровательной Джун Себерг, американской студентки, сыгравшей в сущности самое себя в фильме Жана Люка Годара «На последнем дыхании».
Ей двадцать один год, Гари — сорок пять, однако причина трагедии — не разница в возрасте. Джин была связана с движением «черных пантер», к тому же она не могла жить без наркотиков. Джин, теперь уже Гари, переносила анархистские вольности и в личную жизнь. У нее родился чернокожий ребенок, который вскоре умер. В годовщину его смерти она покончила с собой.
Джин Себерг послужила прототипом героини романа «Пожиратели звезд», по жанру близкого к антиутопии, но в нем много вполне конкретных деталей, убеждающих, что, хотя действующие лица вымышленные и страна, где происходят события, не существует, это могло произойти в любом латиноамериканском государстве, где правят диктаторы.
Ромен Гари был хорошо знаком с латиноамериканскими режимами. Он наглядно продемонстрировал криминальные истоки политических переворотов. Автор вдоволь поиздевался над той двусмысленной ролью, какую янки играли в политике новоявленных правителей, охотно принимавших их подачки.
В свою очередь, борьба американских негров за демократические права нашла отражение в романе «Белая собака» , сюжет которого похож на то, что рассказал Г. Владимов в романе «Верный Руслан».
Ромен Гари на гребне успеха, хотя, по-видимому, себя он ценил строже своих почитателей, неожиданно устраняется из литературного процесса. Вместо него появляется некий Эмиль Ажар, которого кое-кто из критиков ставил ему в пример.
Писатель Эмиль Ажар «родился», когда критика единодушно списала самого Гари в разряд устаревших литературных авторитетов. Он «дебютировал» в 1974 году романом «Большой ласкун». Истинному автору романа — Ромену Гари — в это время было шестьдесят лет, и по «случайному» совпадению он оказался родным дядюшкой новоиспеченному кумиру критики. В этот момент Гари выводит на сцену человека, в котором Эмиль Ажар материализуется. Это Поль Павлович, племянник писателя. Мистификация чуть было не провалилась в самом начале — нашлась приятельница, видевшая своими глазами рукопись «Большого ласкуна» на вилле Гари еще до появления загадочного Ажара. Но ей никто не поверил.
Второй роман Ажара — «Жизнь впереди» — история  трогательная и смешная, душещипательная и печальная. Этот роман был встречен французской публикой с восторгом. За за него Ажар был отмечен Гонкуровской премией.  После смерти Гари стало известно, кто такой на самом деле Ажар, под именем которого было издано еще три романа, имевших успех. Будучи немолодым уже человеком, Гари снова пережил взлет литературной карьеры. Дал пощечину критикам-снобам, став единственным в мире обладателем двух Гонкуровских премий. Даже его мать не мечтала, что ее сын станет сразу двумя французскими писателями и двумя лауреатами Гонкуровской премии. Мистификация удалась. Но вымышленный герой вырвался из-под власти своего создателя. Гари оказался в положении бедного родственника молодой знаменитости.
В статье «Жизнь и смерть Эмиля Ажара», вышедшей уже после гибели Гари, он писал: «Меня изгнали из моих владений. В созданном мною мираже поселился другой. Материализовавшись, Ажар положил конец моему призрачному существованию в нем. Превратность судьбы: моя же мечта обернулась против меня». Ажаровский облик лукавого плейбоя гораздо лучше подходил пресловутому Павловичу, нежели самому Гари. Жизнь стала для писателя невыносимой. В 1980 году, ровно через год после самоубийства Джин Себерг,  Ромен Гари застрелился,  написав в предсмертной записке: «Можно объяснить все нервной депрессией. Но в таком случае следует иметь в виду, что она длится с тех пор., как я стал взрослым человеком, и что именно она помогла мне достойно заниматься литературным ремеслом».
Жак Бреннер, хорошо знавший Р. Гари, а Гари в свою очередь выделял его среди других критиков, подвел грустный итог биографии «двух писателей»: «Обновиться полностью по прошествии шестидесяти лет, выработать новый стиль — это редкий феномен… Гари, сочинив стиль Ажара, параллельно продолжал писать книги традиционной для себя фактуры, например „После этого срока ваш билет недействителен“ . Парижские критики увидели в нем „приметы усталости и упадка“. Но почему он покончил жизнь самоубийством? В начале своего вышедшего посмертного текста он заявляет, что мир сегодня задает писателю убийственный „вопрос о никчемности“. Литература долго считала себя и хотела быть вкладом в свободное развитие человека и в его прогресс, но теперь от этого не осталось даже поэтической иллюзии».
Ромен Гари прожил жизнь ярко, незаурядно, талантливо, заметив в предсмертной записке: «Я здорово повеселился».
Статья подготовлена по материалам электронной библиотеки А. Белоусенко http://www.belousenko.com/index.htm

Взять почитать книги Ромена Гари и Эмиля Ажара можно в отделе художественной литературы 311 ауд. корп.А