15 апреля – 125 лет со дня рождения Николая Степановича Гумилёва (1886-1921), русского поэта.

 «Это ошибка. Зря его расстреляли.
Он ни одного слова не напечатал против Советской власти»
Н. Тихонов

Николай Гумилёв родился в семье военного корабельного врача 15 апреля 1886 года в Кронштадте.  Ещё гимназистом, в 1905 году Гумилёв издал первый сборник своих стихотворений «Путь конквистадоров», где вполне определенно говорил о своём назначении:

Как конквистадор в панцире железном,
Я вышел в путь и весело иду,
То отдыхая в радостном саду,
То наклоняясь к пропастям и безднам.

Это была не только декларация, но и попытка найти достойное место под небом, желание сделать позу – позицией. От книги к новой книге растёт мастерство Гумилёва, стих обретает громкость, энергию, а сам автор превращается постепенно в путешественника и охотника за песнями мужества. Потом он объявит о несостоятельности символизма и начнёт проповедовать свою теорию поэзии и назовёт её загадочно и звонко – «акмеизм», но эта теория, как покажет время, подобно ниспровергаемому ею символизму, ни на йоту не приблизит поэзию ни к жизни, ни ко времени. Поэзия жива индивидуальностями. Был символизм, но от него остались Блок, Брюсов, Белый. Ушел футуризм, но остался Маяковский. Был имажинизм, но остался Есенин. Был акмеизм, но остались Ахматова и Гумилёв. Всё яснее простая истина, что без индивидуальности Николая Гумилёва поток поэзии явно не полон.

После окончания Царскосельской гимназии Гумилёв поступил на филологический факультет Петербургского университета. Потом жил в Париже, слушал лекции в Сорбонне, путешествовал по Африке. В 1914 году Гумилёв ушёл добровольцем в армию, был безрассудно храбрым солдатом, награждён двумя Георгиевскими крестами и произведен в прапорщики.

Вслед за книгой «Путь конквистадоров» вышли книги: «Романтические цветы», «Жемчуга», «Чужое небо», «Колчан»,  вышла пьеса в стихах «Дитя Аллаха», поэма «Мик», сборники стихов «Костёр», «Фарфоровый павильон», «К синей звезде», переводы из Т. Готье и С. Т. Кольриджа,  перевод древневавилонского эпоса «Гильгамеш».

Гумилёв работал много, беспощадно к самому себе, оттачивал свой стиль, свою манеру. Неудачи и горести никогда не влекли его к бездеятельной меланхолии, характер закалялся в испытаниях.
Живущих иначе Гумилёв либо жалел, либо презирал:

Как в этом мире дышится легко!
Скажите мне, кто жизнью недоволен,
Скажите, кто вздыхает глубоко,
Я каждого счастливым сделать волен.

Пусть он придет, я расскажу ему
Про девушку с зелёными глазами,
Про голубую утреннюю тьму,
Пронзенную лучами и стихами…

У Гумилёва нет политических стихов. Он уклонился от прямого диалога с современностью. Он отказался говорить на ее языке. Он – так, во всяком случае, кажется на первый взгляд – промолчал о том, что творилось со страной и народом в огненное пятилетие 1917-1921 годов.

Я вежлив с жизнью современною,
Но между нами есть преграда

Но…Действительность была такова, что и молчание осознавалось и истолковывалось как акт гражданского выбора, как недвусмысленная политическая позиция. В «Слове»,  в «Памяти»,  в «Заблудившемся трамвае»,  в «Шестом чувстве»,  в «Звездном ужасе»,  в других вершинных созданиях Гумилёва с явственностью угадывалось то, что и было вложено, впрессовано в них поэтом, — мужество неприятия, энергия сопротивления.

Всем оскорбителям мы говорим привет,
Превозносителям мы отвечаем – нет!
Упреки льстивые и гул мольбы хвалебный
Равно для творческой святыни непотребны,
Вам стыдно мастера дурманить беленой,
Как карфагенского слона перед войной.

Гумилёв сам строил свою судьбу,  как строят дом, сам  её складывал, как складывают книгу. Он, говоря иными словами, сам сделал себя таким, каким остался в легендах, и в истории отечественной литературы.

И понял, что я заблудился навеки
В слепых переходах пространств и времен,
А где-то струятся родимые реки,
К которым мне путь навсегда запрещён.

Произведения Николая Гумилёва вы можете взять в отделе художественной литературы, ауд.311 к. А

Реклама