14 июня – 200 лет со дня рождения Гарриэт Бичер-Стоу (1811-1896), американской писательницы.

Книга, прочитанная в детстве, запоминается надолго. Если это хорошая книга, захватившая воображение, ставшая плодом для раздумий, она запоминается навсегда. Герои её становятся друзьями, друзьями, которые не забудутся навеки и пройдут с нами через всю жизнь.

Такой книгой для многих читателей мог бы стать роман известной американской писательницы Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома».

В 19 веке, когда Гарриет Бичер-Стоу, жена скромного священника, мать семерых детей, начинала писать задуманный ею роман, Америка была страной узаконенного безжалостного угнетения черных белыми. Африканцы, захваченные работоргов­цами на своем далеком от Америки континенте, привезенные из-за океана, купленные белыми плантаторами на невольничьих рынках, не пользовались никакими правами и привилегиями, были на положении еще более худшем, нежели рабочий скот,— скот хоть кормили досыта.

«Проклятие божие лежит на рабстве, и оно поражает рабов и нас, господ. И я, безумная, думала, что мне удастся исправить это страшное зло! Какой грех владеть рабами при наших законах! Я всегда  это чувствовала, всегда, ещё с детских лет. Но меня увлекала мысль, что рабовладельчество можно как-то скрасить добротой, мягкостью, вниманием к неграм, что рабство покажется нашим невольникам лучше свободы!»

Но на индустриальном Севере страны уже начиналась борьба за освобождение негров, и маленькая женщина, которую сейчас, вероятно, назвали бы домохозяйкой, взялась за перо, чтобы посильно включиться в эту борьбу своих прогрессивных сограждан. Нет, по своей натуре она не была ни борцом, ни тем более революционеркой. Ей чужда была даже мысль о восстании рабов, о насильственном сокрушении той страшной рабовладель­ческой системы, на которой в ту пору базировались богатство и благополучие молодой заокеанской страны.

И герой романа, добрый, великодушный негр Том, был далек от мысли не только о борьбе, но даже и об активном протесте против господ. Он исповедовал и проповедовал бескрылую христианскую мораль, призывая рабов покорно нести свой крест до конца, во всем полагаясь на божью волю: «Господь, научи нас любить врагов своих».

Но Бичер-Стоу писала правду, жизненную правду тех дней, и вместе с дядюшкой Томом в ее книгу, как бы помимо воли автора, вошли и мятежный Джордж Гаррис, и стойкая Элиза, и в завершении романа именно эти мятежные и деятельные души, а не покорный дядя Том выходят победителями.

Да, маленькая, хрупкая жена пастора необыкновенно искрен­не написала потрясающую правду о том времени, и правда эта, быть может независимо от первоначальных намерений автора, пробила себе дорогу и стала символом активной борьбы с рабством. Роман потряс читателей. Миллионы американцев жадно читали эту книгу. И не только американцы, и не только в Амери­ке,— во всех странах, где эта книга была переведена, в том числе и в России, где в дни ее появления еще держалось кре­постное право. Роман читали, перечитывали, переиздавали, и везде эта необычайная книга будила в людях чувство спра­едливости, вдохновляла на борьбу за свободу и равнопра­вие.

Обращаясь к юным читателям той давней поры, Гарриет Бичер-Стоу писала: «Когда вы станете взрослыми, бесчеловеч­ные предубеждения белых против племен другого цвета уже не будут существовать».
Со дня выхода романа «Хижина дяди Тома» прошло уже больше ста лет, но страницы этой нержавеющей книги продол­жают и сейчас жить полной жизнью, продолжают волновать читательские умы, как это всегда бывает с настоящими книгами, в которые автор — передовой человек своего времени — как бы вложил самого себя.

Эту удивительную книгу  вы можете взять в отделе художественной литературы, ауд. 311 к. А.

Реклама