16 сентября 185 лет (1826)  роману Ф. Купера  «Последний из могикан»

Становление подлинно национального американского романа связано с именем Джеймса Фенимора Купера, аристократа по рождению, моряка по профессии и республиканца по своим политическим убеждениям.  Коренные американские авторы писали романы и до Купера, но, кроме происхождения этих авторов, в этих романах не было ничего типично американского.  Английские критики с удовольствием писали, что американцы не способны создать свою литературу, пока не вышел в свет роман Д. Ф. Купера «Шпион». Он принёс своему автору национальную и международную известность и поднял американскую литературу до уровня лучших творений мировой словесности, а Купер стал первым американским писателем, получившим известность в Европе. В 1823 году выходит роман «Пионеры, или у истоков  Саскуиханны», в котором впервые появляется пожилой охотник и первопроходец, привыкший жить среди индейцев Натти Бампо, более известный под именами Соколиный Глаз, Длинный Карабин и Кожаный Чулок, о котором будут написаны ещё четыре романа и среди них один из самых известных, по праву считающийся шедевром, роман «Последний из могикан, или Повесть о 1757 годе».

Романист обратился к историческим временам, предшествовавшим образованию Соединённых Штатов, временам Семилетней войны между Англией и Францией за заморские территории: сдача форта Генри французским войскам генерала Монкальма служит завязкой дейтсвия. Уже исторический экскурс первых глав романа показывает, сколь серьёзно Купер воспринимал свою роль историка, желая соотнести приключенческий сюжет с основными историческими конфликтами эпохи. И он не исказил историческую перспективу, когда сделал главным, определяющим трагическую цепь событий, конфликт не между англичанами и французами, а между коренными обитателями американского континента – индейцами и вытесняющими их завоевателями-европейцами.

Положительные образы храбрых и благородных английских офицеров Хейуорда и Манроу уступают в яркости романтически величественным образам Чингачгука, или Великого Змея, и его сына Ункаса по прозвищу Быстроногий Олень. «Ункас словно вырос, ноздри его раздулись, как у тигра перед схваткой, но поза могиканина по-прежнему оставалась настолько величаво-неподвижной, что его легко можно было бы принять за великолепное, совершенное изваяние индейского божества войны». Запоминается и образ хитрого, мстительного Магуа. « Это был стройный, невозмутимый индеец… Хотя дикарь стоял неподвижно…в нём под маской равнодушия чувствовалась такая мрачная свирепость…Полосы боевой раскраски на его свирепом лице расплылись, и случайное смещение их делало его смуглые черты ещё более страшными и отталкивающими…» И хотя Ункас гибнет от руки Магуа в борьбе за любимую девушку, за раздорами мингов и делаваров, приведших к этому конфликту, стоят белые пришельцы, и гибель последнего вождя вымирающего племени могикан воспринимается как символ поражения и грядущей гибели всей индейской цивилизации, по-своему сложной, по-своему благородной, но слишком наивной и беззащитной перед чужеземцами.

Именно по романам Купера европейские читатели, поколение за поколением, составляют себе представление о коренных жителях американского континента.

«Последний из могикан» — вершина творчества гения Купера, выдвинувшая его в число тех немногих писателей человеческих дум, чьё значение никак не уменьшается с течением времени. Название романа стало устойчивым, нарицательным словосочетанием, получившим новую самостоятельную жизнь на многих языках.

Книги Д. Ф. Купера можно взять в отделе художественной литературы, ауд. 311, к. А

Реклама