15 июня — 145 лет со дня рождения К. Д. Бальмонта, русского поэта, критика, представителя символизма в русской поэзии.

Бальмонту заслуженно повезло в литературе. Он жил в стране, в которой тогда был лучший в мире читатель – ценитель стихов. Его творчество развернулось в эпоху, чуткую к философским и художественным исканиям, и возрастало вместе с нашим национальным возрождением, названным позднее серебряным веком. Первая книга К. Д. Бальмонта «Сборник стихотворений» вышел в 1890 году, но сам поэт не любил её и своей первой книгой считал сборник «Под северным небом», вышедший в 1894 году. Затем наступил редкостно плодотворный период. Книга за книгой: стихи, очерки, переводы, собрания сочинений – известность, успех, популярность, слава. Ходасевич писал: «Несколько лет прошли для меня «под знаком Бальмонта». Критики писали о его романтизме, эстетизме, космизме, о его рыцарственности, импрессионистичности, моментализме. Всё это справедливо, и каждое из этих определений верно подчёркивает какую-то грань творчества Бальмонта. Из больших поэтов серебряного века Бальмонт – самый неровный, самый плодовитый, самый начитанный, самый многотемный.

Пройти огнём по всем вершинам горным.
Собрать цветы столетий тут и там.
Идя, прильнуть душой ко всем цветам.
Хранить себя всегда напевно-зорным.

Его поэтическое пространство грандиозно и вряд ли когда-нибудь кто-нибудь прочёл всё написанное им. Когда Бальмонт умер, М. Цветлин писал в некрологе, что «страниц его произведений и переводов хватило бы не на одну жизнь, а на целую литературу небольшого народа». Часто делали вывод о солнечной природе творчества поэта, но «Солнечный Бальмонт» — одна из легенд, творимая прежде всего им самим. В его поэзии присутствуют как солнечные, просветлённые мотивы так и печальные, лунные, темные, трагические ноты.

Лишь я один, любя безгранно,
Как чарой, скован тишиной.
И мне не странно, а желанно
Быть отделённой в час ночной
Летучей мышью под луной.

В понимании Бальмонта поэтический образ имеет духовную природу. Сознание принимает в образе то поэтическое веяние, тот свежий трепет, который проявляется в миге. В каждом миге есть возможность прикоснуться к вечному. Эти миги – работа духа, и слово поэта есть дух. Красота – это то, что одухотворяет вещество, а творчество поэта – роскошь сопричастности к этой преобразующей работе духа. В книге очерков «Где мой дом» Бальмонт как собственное кредо цитирует слова своего любимого польского поэта Словацкого: «С той стороны смотреть на мир, с которой смотрит Бог, со стороны духа». Двадцать два с половиной года в эмиграции – для Бальмонта время почти непрерывного творчества, время уединения и поездок, дни одиночества и, как повторял сам поэт, — одиночества духовного. Связь с Россией не могла так просто и легко оборваться. Без этой глубинной связи великая литература эмиграции не состоялась бы. В эмиграции открылась для Бальмонта возможность осуществить некоторые свои замыслы. Он собирается издать первый сборник рассказов, ранее печатавшихся в журналах, газетах и альманахах. Добавив к ним несколько, написанных уже во Франции рассказов, Бальмонт издал книгу «Воздушный путь». В ней сильна изобразительная сторона, особенно в эпизодах, где переживания с трудом поддаются словесному выражению. Проза Бальмонта не психологическая, однако он находит свой лирический способ передачи утончённого душевного опыта. Все рассказы в «Воздушном пути» автобиографичны. Такова же книга «Под новым серпом» — единственный написанный Бальмонтом роман.

Найдёт, несомненно, своё место в истории русской культуры и Бальмонт-переводчик, явление совершенно уникальное во многих отношениях даже в истории русского художественного перевода. Русский символизм, как известно, считал поэтический перевод едва ли не обязательной, во всяком случае, непременной частью собственного поэтического творчества любого поэта. Поэтический перевод для поэтов-символистов, людей высочайшей образованности, естественно и непринуждённо владевшими сызмала древними и новыми языками, был естественной потребностью. В этом смысле Бальмонт не был исключением среди своих непосредственных предшественников, сверстников, единомышленников. Прекрасными переводчиками были Ф. Сологуб, Д. Мережковский, И. Бунин, А. Белый, А. Блок, М. Волошин. А среди преемников какие имена: М. Лозинский, Н. Гумилёв, А. Ахматова, М. Цветаева, В. Ходасевич, С. Маршак… Но даже среди них Бальмонт выделялся филологической одарённостью и склонностью к изучению иностранных языков. Он переводил многих европейских поэтов: Гёте, Гейне, Г. Ибсен, Ш. Бодлер, Р. Бернс, У. Водсворт, Лопе де Вега, А. Мицкевич, И. Вазов, но также из армянской, грузинской, индийской, древеегипетской , иранской поэзии, из поэзии Океании, Эллады, Перу, Мексики…

Это я, Агурамазда, создал ночь и яркий свет,
Создал дружное теченье вечно-огненных планет.

Познакомиться с творчеством блистательного поэта К. Д. Бальмонта Вы, уважаемый читатель, сможете в отделе художественной литературы, ауд. 311, к. А.

Реклама