85 лет  роману А. Н. Толстого«Гиперболоид инженера Гарина»

Роман «Гиперболоид инженера Гарина» составил определённый этап в творчестве известного писателя Алексея Николаевича Толстого. Он полон социального смысла. Его конфликты порождены реальными противоречиями середины 20-х годов прошлого столетия. Помимо изображения советской действительности, часть действия романа происходит на Западе, который нарисован писателем как мир, в котором наука превращена в орудие антигуманистических и экспансионистских сил, стала средством порабощения людей. Восстание на Золотом острове под руководством Шельги должно перерасти в Мировую революцию: она принесёт человечеству справедливость и благополучие. Главный герой романа –Гарин – авантюрист, но в нём присутствует сила, инициатива, своеобразный артистизм и этим он привлекает читателя. Толстого всегда интересовала подобная личность, ещё в романе «Эмигранты» он раскрывает сущность авантюриста через монолог героя книги Хаджет Лаше: «Будь дерзким до конца, будь циником до конца…Шагай по человеческим трупам, грабёж и насилие возведи в систему, и ты – царь жизни. Может быть, я смахиваю иногда на сумасшедшего, не забывай – при всём прочем я ещё артист. Меня утомило однообразие человеческой глупости – у меня потребность в более острых ощущениях». Масштаб деятельности такого героя – полагал Толстой – мог быть самым разным, но суть остаётся одной и той же – безраздельная отданность «игре» во имя корыстной цели. Масштаб гаринской авантюры грандиозен – захват власти над земным шаром. Именно эта цель движет его деятельностью, а следовательно, и сюжетом романа. Детективное действие оказывается лишь ответвлением главного – авантюрного: по законам детектива развёртываются поиски Гарина и попытки его обезвредить.

Научно-фантастическая линия романа тоже входит в орбиту главного сюжета. Гиперболоид уже построен, открытие природы «Оливинового пояса» свершилось до начала сюжетного действия, теперь научные открытия – средства осуществления авантюры Гарина, вернее, целой цепи его авантюр. Жанр определяет коренную специфику персонажей этого создания Толстого. «Лицо» имеет, да и то не всегда, лишь сам инициатор авантюр, все остальные персонажи – «маски», достаточно однозначные и неподвижные, своего рода человеческие эмблемы той самой функции, которую они исполняют в сюжете. В романе один характер –Гарин (Зоя Монроз – его женский двойник). «Маски» — и советский сыщик Шельга (именно такой герой шествовал в те годы из одного детективного романа в другой), и мистер Роллинг, точно сошедший с антиимпериалистического плаката тех лет, и роллинговы детективы Семёнов и Тыклинский, которые свободно могли бы быть «сдвоены», поскольку функциональная их роль одинакова, а различимы они лишь портретно, и опереточный капитан Янсен. Сюжетная состоятельность романа обеспечивается бесконечным «накатыванием» одной на другую авантюр, неудержимо исторгаемых  умом и энергией Гарина. Его удары вызывают ответные действия врагов. Состоятельность авантюрного романа обеспечивается также цельностью – яркостью главного героя – героев. Зоя Монроз в полной мере соответствует канонам героини такого романа: красивая, умная, смелая, она не только подруга Гарина и его помощник, но и сама способна быть инициатором действия. К художественному воплощению образа Гарина можно предъявить ряд претензий. На первых страницах романа Гарин, безусловно, обаятелен, подчёркивается его гениальность и интеллектуальная мощь. Один из героев обращается к нему: «Вы страшно талантливы…блестящи…Вы страшно смелы. Ваш ум – аналитический, дерзкий, страшный». Правда, здесь звучит и иное: «Вы страшный человек. Вы жестоки, Пётр Петрович, как всякий крупный талант, вы недогадливы к людям». По ходу действия негативный акцент нарастает и в конце «низкие желания» почти совсем заслоняют «задатки гения». Выясняется, что Гарин украл свои идеи у Манцева (он похититель идей, а не их генератор).

 Толстой дописывал роман, вставляя в него новые «куски»  на протяжении 1927-1935 годов и по мере написания романа в нём нарастала разоблачительная тенденция. Повествование о приключениях Гарина постепенно приобретало некоторые признаки политического памфлета.  Но эта тенденция со всей очевидностью обнаружилась лишь по появлении  заключительной главы «Гарин-диктатор». Гарин упивается властью диктатора, теряет всякую самобытность ради желания богатой толпы видеть его традиционным Повелителем мира. «В сенат диктатор вошёл, нагло ступая каблуками. Сев в золочёное кресло, проговорил металлическим голосом формулу открытия заседания. Брови его были сдвинуты, лицо выражало энергию и решимость…». Все переделки – дописывание романа в 30-е годы прямо продолжали линию «Гарина-диктатора» — роман всё более приближался к антифашистскому памфлету. «В 1926 году я написал роман «Гиперболоид инженера Гарина», в котором угадывается будущий фашизм»,- заявил Толстой в годы войны.

Роман  А. Н. Толстого вы можете взять почитать в отделе художественной литературы, ауд. 311, к. А.

Реклама