8 августа — 85 лет со дня рождения Ю. П. Казакова, русского писателя.

 Имя Юрия Казакова стало известно в середине 50-х годов 20 века. Это было интересное время в нашей литературе. Молодой писатель и молодая литература. До него у нас были   мощные и размашистые прозаики: Алексей Толстой, Шолохов, Фадеев, Федин, Леонов, Булгаков, Платонов.
Литература войны сосредоточила свою энергию на выражении мужества. «Всё для фронта», никаких послаблений; и это было справедливо. Такая интонация продолжалась и после войны. Волевое усилие, собранность, жёсткость; если угодно, и аскетизм.

В 1958 году Ю. Казаков закончил Литературный институт и выпустил первый сборник рассказов «Манька». Затем выходят «На полустанке», «По дороге». Как нетрудно заметить, все это книги, названные по заголовкам рассказов, входящих в них. Тем самым Казаков подчёркивает, что он рассказчик и ещё раз рассказчик. Затем выходят многие другие сборники рассказов, причём многие рассказы, такие как: «Адам и Ева», «Осень в дубовых лесах» «Плачу, рыдаю…», «Арктур – гончий пёс» «Трали-вали» и другие обсуждаются так широко и горячо, будто это проблемные романы. О Казакове пишут влиятельные критики, его анализирует литературно «привередливый» Ю. Нагибин. В дальнейшем писатель пишет и печатается мало. Правда, он много переводит, и роман А. Нурпеисова «Кровь и пот» — первое и заметное, что внёс в «копилку» перевода такой мастер слова и фразы, как Юрий Казаков. В середине семидесятых появились рассказы «Свечечка» и «Во сне ты горько плакал», которые напомнили о Казакове, но в 1982 году 55 лет от роду Юрий Казаков ушёл от нас.

Казаков – «городской» человек, по его собственным словам у него не было родственников в деревне и каникулы он проводил на Арбате. Природы он практически не видал и тем удивительнее, что в своих рассказах писатель предстаёт перед читателем как «живописец-акварелист». «Я шёл по мягкой пыльной дороге, спускался в овраги, поднимался на пригорки, проходил реденькие сосновые борки с застоявшимся запахом смолы и земляники, снова выходил в поле……Воздух был тёпел и чист; сильно мерцали звёзды; за полями, за рекой, за лесными далями слабо полыхали зарницы». («Ночь»).  В своём стилистическом опыте Казаков опирается на Тургенева, им обоим дороги простота, теплота и благородство интонации. Казакову, конечно, не хватает мастерства в лепке мощных характеров, не хватает крупного размаха и грандиозности, не хватает фантазии. Он именно молодой; не по возрасту, а фигурально. Он  всё время как бы в будущем, Всё время похож на молодого писателя, который много обещает, а сейчас, как говорится, пробует голос. Голос чистый, юношеский, серебряный; но ещё не сильный, не мощный. И так всю жизнь. Он и духовно такой – а не только сюжетно и стилистически… Есть некое обаяние в этой вечной юности.  Он не становится ни в какие позы; он не притворяется ни исконным крестьянином, ни лихим горожанином, который приехал и «покорил» природу; он не чужд ни влияния заветной вечерней зари, ни индустриального труда рыбаков; он любит писать о любви, но любовь его не бытовая и не надрывная; она прямо ориентирована на возврат к исходным духовно-природным ценностям – и об этом почти прямо размышляет художник, к которому прибыла на Север любимая со своей суетой и заботой – художник, в котором легко угадывается писатель Адам и Ева»). «Сначала ему всё было омерзительно и равнодушно. Его даже ломать начало от отвращения. Теперь это прошло, он как бы вознёсся куда-то. Отрешился от всего мелкого, и ему стало всех жалко…Он думал, что всё равно будет делать то, что должен делать. И что его никто не остановит. И что это ему потом зачтётся». Всё мужество души Казакова ярко проявляется в  «Северном дневнике» и северных рассказах. Он плавает с рыбаками в шторм, участвует во всех передрягах, описывает лов сёмги, рыбаков, служащих моряков, северные посёлки и поселения. Он приветствует труд людей, любуется их талантами, живописует их бытие. Многие из лучших страниц Казакова посвящены великой северной природе и красивому мужественному труду людей Севера; и войдут навсегда в хрестоматии по истории русской прозы двадцатого века.  «Чисты, блестят все снасти, а ветер свежеет, ветер говорит, напоминает нам о неотступном Севере – зной, марево, дымка от пожарищ остались на берегу. Море по цвету такое же как все моря в мире, только ещё нежней, ещё слабей, и оно здесь всегда прохладно, потому что тут проходит Полярный круг, потому что здесь вместилище всего свирепого и ледяного».

 Произведения Юрия Казакова вы можете взять в отделе художественной литературы, ауд. 311 к. А.

Реклама