24 декабря – 215 лет со дня рождения польского поэта Адама Мицкевича

mitskevich Имя Мицкевича, наряду с другими славными польскими именами – Коперника, Шопена, Склодовской-Кюри, — давно воспринимается как олицетворение того вклада, который внесла Польша в сокровищницу мировой культуры. Лирику и баллады Мицкевича читать можно по-разному. Можно восстанавливать по его стихам страницы великой жизни, в которой радостей и светлых лет было меньше, чем горечи и разочарований, жизни, большая часть которой прошла в ссылке и изгнании. Можно читать произведения Мицкевича как поэтическую летопись его времени.  Они запечатлели трагедию целого поколения польских патриотов, людей, которые, появившись на свет и осознав себя поляками, узнавали вместе с тем, что они подданные чужеземного монарха, что их родина поделена Пруссией, Австрией и царской Россией; которые, будучи детьми, пережили крушение надежд, связанных с наполеоновскими войнами; будучи юношами, начали создавать подпольные организации; в зрелом возрасте пережили восстание 1830-1831 годов, разгромленное царизмом, предпочли подневольной жизни долю скитальца-эмигранта и, сходя в могилу, завещали дело освобождения Польши грядущим поколениям.  Именно Мицкевич вывел польскую поэзию на мировую арену: она должна представлять перед всем миром народ, который лишён политического быта, быть организатором национального сознания, воспитателем и вождём в борьбе. И именно Мицкевич выступает как основоположник польского революционного романтизма.

 Друзья младые! Вставайте разом!
Счастье всех – наша цель и дело.
В единстве мощь, в упоенье разум.

В его поэзии находят место грандиозные общеромантические проблемы, размышления об отношениях человека и мира, о смысле истории, а трактовка их оказывается во многом специфически национальной, обусловленной  судьбами и стремлениями угнетённого и восстающего против деспотизма народа.

 Адам Мицкевич родился в семье адвоката, не имевшего поместий и скончавшегося в 1812 году, оставив многочисленное семейство в весьма трудном положении. Среда, взрастившая будущего поэта, была достаточно демократичной и не была замкнуто польской. Детство и молодые годы Мицкевича протекли в Белоруссии и Литве. В 1815 году Мицкевич стал студентом Виленского университета. Студенческие годы, а затем годы учительства в Ковно дали будущему поэту не только основательнейшее филологическое образование (Виленский университет был тогда крупнейшим центром польской культуры), но и открыли для него широкий мир европейской мысли и поэзии. В 1817 году Мицкевич становится одним из  организаторов тайного студенческого Общества филоматов  («любящих науку»). Главными положениями устава филоматов были любовь к родному языку, национальное достоинство, сочувствие обездоленным. Мицкевич был одним из самых активных и радикальных членов Общества. Увлечение вольнодумием и язвительной иронией Вольтера дополнялось жгучим интересом к размышлениям Руссо об обществе, цивилизации, морали, к историческим концепциям Гердера. И, конечно, оставили свой след в духовной биографии Мицкевича поэтические кумиры тогдашнего поколения – Шекспир, Гёте, Байрон.

 Едва явилась ты – я был тобой пленён.
Знакомый взор искал я в незнакомом взоре.
Ты вспыхнула в ответ,- так, радуясь Авроре,
Вдруг загорается раскрывшийся бутон.

 Когда-то покидая отчую округу,
И молодых друзей, и пылкую подругу,
Я словно бы летел на рысаках крылатых,
Мелькали меж дерев платочки провожатых;
Я плакал! Слёзы льёт порывистая младость;
А нынче стар я стал, и плакать мне не в радость.

  Мицкевича знали и уважали Жуковский, Баратынский, Дельвиг, Вяземский, Козлов, Полевой. Однако важнейшим для него стало знакомство с Пушкиным. Их взаимоотношения были проникнуты взаимным уважением. Мицкевич неоднократно давал высокую оценку творчеству своего русского собрата, Пушкиным были переведены две баллады Мицкевича и вступление к «Конраду Валленроду». Сближение Мицкевича с Пушкиным впоследствие выросло в символ единения и дружбы культур и народов. Мицкевич, сосредоточив в себе дух своего народа, первый дал польской поэзии право иметь свой голос в Европе, он был гением не только поэзии – он был воином польской и европейской демократии.

Встал памятник мой над пулавских крыш стеклом.
Переживёт он склеп Костюшки, Пацов дом,
Его ни Виртемберг не сможет бомбой сбить,
Ни австрияк-подлец немецкой штукой срыть.
Ведь от Понарских гор до ближних в Ковно вод,
За берег Припяти слух обо мне идёт,
Меня читает Минск и Новогрудок чтит,
Переписать меня вся молодёжь спешит.
В фольварках оценил меня привратниц вкус,
Пока нет лучших книг – в поместьях я ценюсь.
И стражникам назло, сквозь царской кары гром —
В Литву везёт еврей моих творений том.

Познакомиться с творчеством выдающегося поэта Адама Мицкевича вы можете в отделе обслуживания художественной литературой, ауд. 311, к. А.

 

Реклама