25 января  140 лет со дня рождения английского писателя и драматурга У. С. Моэма.

 В каждом человеке я вижу не самоцель, а материал,
который может пригодиться мне как писателю
У. С. Моэм

 MaughamОдин из самых проницательных в английской литературе ХХ столетия авторов, писавших о трагикомедии жизни, Моэм делал упор на комедии, но, когда полагал нужным, с не меньшим мастерством и пронзительной силой изображал трагические развязки судеб, пагубу заблуждений и самообманов, роковое торжество «общественного мнения» над естественными стремлениями личности.  С первого же произведения, которое он опубликовал ещё студентом медицинского института при лондонской больнице святого Фомы, Моэм предпочитал говорить своим соотечественникам вещи нелестные, малоприятные, а то и вовсе, с их точки зрения, недопустимые и даже оскорбительные. Дело заключалось не в том, о чём он писал, — писал о многом и разном: о лондонских трущобах и литературных салонах, об английской провинции и столичной аристократии, о культурных центрах Европы и об экзотических уголках планеты. И даже не в том, что он издевался над официально провозглашёнными установлениями, клеймил общественные язвы и смеялся над индивидуальными пороками: этим занимались и до него, и занимались успешно, так что обличение социальных несправедливостей и критика нравов есть неотъемлемая часть британской литературной традиции – Свифт, Филдинг, Смоллет, Джейн Остен, Диккенс, Теккерей. Всё заключалось в том, как это делал Моэм. Сдержанно. Невозмутимо. Непринуждённо, Тонко. С убийственной иронией. Не давая при этом поблажки и себе самому, кем бы ни выступал его alter ego, главным ли действующим лицом или просто рассказчиком, и какое бы имя ни носил. Он говорил современникам то, что о них думал, и заставлял их увидеть себя такими, какими они доподлинно смотрелись на «ярмарке житейской суеты». Автор и себя числил среди участников этой ярмарки и не только не стремился приобрести за счёт ближних моральный капитал в глазах читателя, но сам себя подчас судил более нелицеприятно, чем действующих лиц.

Моэм родился в Париже в семье юрисконсульта Британского посольства. Рано осиротев, он был отправлен на воспитание в Англию к дяде со стороны отца, священнику в небольшом городке. Из дядюшкиного дома его и отдали  в «Кингз Скул». Об этом периоде жизни писателя можно получить представление по романам «Бремя страстей человеческих» и «Пироги и пиво». В первом воссозданы переживания ранимого увечного мальчика, одинокого среди грубоватых здоровых сверстников и в доме родственников-пуритан. Во втором выведен самоуверенный и самодовольный подросток, неглупый, наблюдательный, заражённый всеми предрассудками своих провинциальных родных – викария и его жены, чванливый и робкий одновременно. Два взгляда на собственное прошлое.

Самое первое произведение Моэма «Лиза из Ламбета», написанное почти за двадцать лет до самого известного и лучшего, по мнению многих критиков и читателей, романа  «Бремя страстей человеческих» имело успех у рецензентов, и Моэм стал профессиональным писателем, поставив крест на карьере врача, к которой упорно готовился пять лет. Написав несколько романов, не принёсших ему денег, молодой автор попробовал себя в драматургии. Его пьесы не сразу попали на сцену, но уже в 1908 году в четырёх лондонских театрах одновременно шли четыре пьесы Моэма. За тридцать лет свет рампы увидели двадцать три пьесы Моэма, большей частью комедии, а также драмы, причём трагические. Одна из последних «Священный огонь», повествующая о преступлении матери, убившей из сострадания любимого сына-инвалида, воспринимается как аналог античной трагедии рока в ХХ веке. Перед тем как оставить драматургию, Моэм создал две пьесы, относящиеся к числу его самых сильных. Это драма «За заслуги» о кризисе традиционных мировоззренческих и духовных ценностей Великобритании после первой мировой войны, об искажении и иссушении души страданием – и гротескная комедия «Шеппи», построенная на обыгрывании абсурдных положений, возникающих из несоответствия между психологией рабочего человека и требованиями внезапно привалившего ему богатства. Пьесы принесли Моэму независимость и веру в правильность сделанного шага. Они стали своего рода полигоном стиля писателя. Работая над ними, Моэм учился устраняться из повествования, уводить смысл и свою оценку изображённого в характеры и положения, комментировать жизнь не от первого лица, а через сюжет, говорить сжато, ёмко, по существу. Все эти приобретения мастерства в полной мере проявились в романе «Луна и грош». Моэм не пролагал новых путей в литературе, но создал свой стиль. Он не претендовал на открытие новых истин, но предложил свою точку зрения на истины известные, заставив их заиграть по-новому. Он жил в своё время и своим временем, не уходя от вопросов, которые оно ставило перед ним – художником слова и англичанином. Он честно свидетельствовал о том, что видел. Он говорил правду, как он её понимал. Он писал для того, чтобы его читали, он этого хотел, и он этого добился.

Познакомиться с творчеством У. С. Моэма вы можете в отделе художественной литературы, ауд. 311, к. А.

 

Реклама