2 марта — 155 лет со дня рождения Шолом-Алейхема, еврейского писателя

2aleyhemШолом-Алейхем – псевдоним Шолома Рабиновича, еврейского писателя, одного из родоначальников литературы  на языке идиш. В переводе на русский язык  Шолом-Алейхем означает «Мир вам». С этими словами привета и доброжелательства писатель как бы вошёл в дом простого человека.

Шолом-Алейхем родился в Украине в городке Переяславе. Первоначальное образование получил в хедере – еврейской религиозной школе, затем учился в уездном училище, которое окончил с отличием. Мальчик с детства отличался богатым воображением. «Дома, — пишет Шолом-Алейхем в автобиографических заметках, — представлялись мне городами, дворы – странами, деревья – людьми, девушки – принцессами, богатые юноши – принцами, трава – бесчисленными войсками, колючки и крапива – филистимлянами, эдомитянами и моавитянами, и я шёл на них войной». В семье господствовали патриархальные традиции и религиозная добродетель. Взрослые внушали детям покорность и смирение. Дети должны были проводить дни в послушании, в чтении «священных книг» и молитв. Буйная фантазия Шолома вызывала у благочестивых соплеменников настороженность. За умение подмечать и воспроизводить живые черты характера или внешности людей на Шолома градом сыпались оплеухи. Его наказывал учитель хедера, над ним измывались «добропорядочные» горожане, — пинков, затрещин и колотушек он получал больше всех своих однокашников и сверстников. Да и дома жизнь мальчика была не из лёгких. Однако все попытки выбить из юного Шолома дар проницательного наблюдателя, воспитать в нём чувство смирения перед богом и людьми оказались тщетными. Мальчика больше всего привлекала природа с её тайнами, он всё чаще и чаще задумывался над смыслом и содержанием жизни родителей, многочисленной родни и друзей. Это, по признанию Шолом-Алейхема, доставляло ему гораздо больше удовольствия, «чем корпеть над Талмудом, с усердием молиться или читать псалмы».

Шолом-Алейхем много писал ещё в юношеском возрасте. Среди его ранних опытов были небольшие новеллы, написанные на древнееврейском языке – новелла «Шимеле», много писал он и на русском языке – повесть «Мечтатели», в которой разоблачаются легковерные люди, грезящие о каком-то сверхъестественном искупителе, бичуется ложь и грубый обман «мессианских спасителей». Начало большого пути Шолом-Алейхема в литературе связано с новеллой о жизни мальчика, нарушившего господнюю заповедь «не укради» — под названием «Ножик». Новелла, написанная на идиш,  вызвала восторг у читателей и критиков.  «О, если бы мне такой ножик! Как я был бы счастлив! Какие бы вещи я вырезал этим самым ножиком!.. Ой-ой, какой это ножик!.. Мгновение, и ножик у меня в руках. Я оглядываюсь по сторонам и пытаюсь положить ножик на минутку, только на одну минуточку к себе в карман. Рука дрожит… Сердце стучит так сильно, что я слышу его биение…тик-так, тик-так!..». Шолом-Алейхем не расставался с записной книжкой, куда заносил свои впечатления, мысли, которые потом использовал в своих произведениях. Он писал в любое время, в любом месте, ему не мешали ни шум, ни детские забавы, он не нуждался в особом настрое и всегда был готов к работе. Когда Шолом-Алейхем писал, он становился предельно сосредоточенным: ничего не видел и никого не слышал, только героев, вызванных к жизни его богатой фантазией. Шолом-Алейхем был продолжателем лучших традиций еврейской демократической литературы. Ему были близки идеи великих творений русского искусства и русской демократической культуры; их высокие идеалы и страстные призывы к борьбе против неравенства и угнетения породили в душе писателя неутолимую жажду творить во имя свободы и справедливости. Шолом-Алейхем понял, что для того, чтобы правдиво изображать жизнь, требуется не только талант, но и умение заглядывать в самые укромные уголки, искать, докапываться, всё видеть, замечать каждую мелочь. Необходима уверенность в том, говорил Шолом-Алейхем, что то, о чём «автор пишет, он доподлинно знает, и то, что знает, о том и пишет…».

Искусство Шолом-Алейхема удивительно многогранно. Он прозаик и драматург, критик и поэт, издатель литературных альманахов и блистательный чтец собственных произведений. И во всех своих сочинениях он изображал тяжёлую жизнь народа в условиях царского режима. «Моя болезнь», как шутливо называл писатель свой труд, так далеко зашла, что «я принадлежу не самому себе, не своим домочадцам, а нашей литературе и той огромной семье, которая называется народом». Своеобразную самохарактеристику, точную и выразительную, дал Шолом-Алейхем в своей эпитафии, которую составил для памятника на своей могиле.
Здесь погребён простой еврей.
Он был писатель из народа,
Всю жизнь писал он для людей
Простого звания и рода.

Он на смех поднимал, честил,
Язвил насмешкой мир великий,
Но мир, однако, не тужил,
А он век прожил горемыкой.

И в час, когда все от души
Смеялись, позабыв печали,
Он плакал, — видит бог, — в тиши,
Тайком, чтоб люди не видали.

Познакомится с творчеством Шолом-Алейхема вы можете в отделе художественной литературы, ауд. 311, к. А.

Реклама