zagrebПавло Архипович Загребельный родился в селе на Полтавщине. В 1941 году закончил десятилетку и, как многие сверстники, ушёл добровольцем на фронт. Осенью 1941 курсантом Киевского артиллерийского училища Павло Загребельный участвовал в обороне Киева. Первое ранение, госпиталь, затем Харьковское училище противотанковой артиллерии и Брянский фронт. Новое тяжёлое ранение – и вплоть до начала 1945 года фашистские лагеря смерти. В последние месяцы войны – интернациональный партизанский отряд на Рейне. После Победы Павло Загребельный продолжил службу в Германии как офицер связи. И было будущему писателю в то время всего 21 год…

После войны учился на филологическом факультете Днепропетровского университета, по окончании его занялся журналистикой и литературной работой. Работал в областной газете, в журнале «Вiтчизна», был главным редактором газеты «Лiтературна Украiна». Писательским дебютом стала книга «Каховских рассказов», написанная в соавторстве с Ю. Пономаренко. За ней последовали сборники «Степные цветы», «Учитель», «Новеллы морского побережья», повести «Марево», «Дума о бессмертном». Свои военные и послевоенные впечатления и переживания Павло Загребельный отразил в политических романах «Европа, 45» и «Европа – Запад». Но больше всего славы и известности писателю принесли его исторические романы – крупномасштабное и широкоохватное летописание, целью которого, подчёркивал автор, было «создание собственной художественной модели минувшего мира во всех его проявлениях, материальных и духовных».

Выразительное своеобразие Павло Загребельного заключается в психологической реконструкции характера. В каждом случае он пишет не роман-эпопею, не выстраивает сюжет в хронологическом порядке, не даёт развёрнутого, обстоятельного жизнеописания героя. Объектом исследования писателя является духовный мир, нравственный опыт человека, чья драматическая судьба преломляет непреходящие уроки народной истории, созвучные нашей современности. На нерасторжимую связь истории и современности Павло Загребельный указывает композицией романа «Диво», действие которого разворачивается в трёх плоскостях: в эпоху Ярослава Мудрого, во время Великой Отечественной войны, в послевоенные годы. Как историческому романисту, Загребельному органично присуще обострённое чувство памяти, позволяющее воскрешать далёкие эпохи, вживаться в них.

EvprakСоздавая роман, писатель пересоздаёт историю, не беллетристически обрамляет документальные свидетельства, а заново постигает их сокрытые связь и суть, глубинный социальный и нравственный смысл. Без этого не было бы «человековедческого» открытия, каким стала, например, в романе «Евпраксия» драматическая судьба внучки Ярослава Мудрого, в малолетстве выданной за саксонского маркграфа, а после его смерти ставшей женой императора Священной Римской империи Генриха IV. «И вот эта киевская княжна, собственно, ещё юная девушка , став женой человека вдвое старше её, всемогущего императора, повелителя большей части тогдашней Западной Европы, вместо святынь, величия и благородства, к которым она привыкла у своего отца в Киеве, вдруг видит то, от чего содрогается её молодое сердце. Она видит жестокость, темноту, предрассудки, она узнаёт, что император принадлежит к тайной секте, устраивает дикие оргии с приближёнными, хочет и жену вынудить к участию в своих бесчинствах…». Евпраксия восстаёт против своего мужа, выступает на соборе, изобличая Генриха перед всем католическим миром. Так Европа едва ли не впервые познакомилась с женщиной-политиком, с женщиной-бойцом.

roksolanaСамый известный исторический роман Павло Загребельного «Роксолана» повествует об уникальной судьбе Анастасии Лисовской – дочери рогатинского священника. Пленённая татарской ордой, дважды проданная в рабство, она прошла гарем турецкого султана Сулеймана Великолепного и возвысилась до положения великой султанши Хасеки. «Единственной султанши в тысячелетней истории могущественной Османской империи, вообще единственной во всей истории этой земли женщины», погребённой в стамбульской мечети рядом с гробницей самого султана. Судьба, отразившая титанический век в его драматических контрастах, взлётах и падениях. И если не забылась, не затерялась она в коловерти других человеческих судеб, стало быть, несла в себе нечто сверх того, что объясняет присутствие Роксоланы в турецкой «Энциклопедии ислама» среди тех немногих женщин восточного средневековья, которые «управляли государством из-за занавесок гарема». (Женщины-правительницы в мусульманских государствах: пер. с тур. / У. Бахрис.- Москва: Наука, 1982.- С. 19.). Не часто употребляемое ныне старинное слово «временник», в изначальном терминологическом смысле обозначающее жанр, который возник на стыке истории и литературы: хронограф, летопись, описание минувших событий. Однако, оно было бы уместно, говоря о роли исторического романа в познании многовековой протяжённости народных судеб. Оглядывая всё сделанное в этом направлении Павло Загребельным, надо признать, что его «временник», сблизивший современную литературу с отечественной историей, занял в литературе двадцатого столетия заметное и достойное место.

 Взять почитать произведения Павло Загребельного вы можете в отделе художественной литературы, ауд 311, к. А.

Реклама