130 лет со дня рождения Умберто Нобиле (1885-1978), итальянского дирижаблестроителя, полярного исследователя, руководителя итальянского экспедиции к Северному полюсу на Дирижабле «Италия» (1928).

Когда-то имя Умберто Нобиле, пилота и строителя дирижаблей, гремело на весь мир. Знакомством с этим человеком гордились папа Пий XI и президент США. Муссолини считал его героем Италии и даже возвел Нобиле, которому было отказано в армейской службе из-за слабого здоровья, в чин генерала. Репортеры дежурили у дверей его дома. Вся Италия обожала своего кумира. А потом так же страстно возненавидела, не простив ему гибели «Италии»…

Первая экспедиция на Северный полюс.

Umberto_Nobile_NYWTSУмберто с энтузиазмом взялся за проектирование дирижабля «Норвегия». На Амундсена произвели впечатление опыт и знания итальянца, и он пригласил инженера стать пилотом в предстоящем путешествии. В 1926 году норвежско-американо-итальянская экспедиция в составе 16 человек совершила первый трансантарктический беспересадочный перелет по маршруту Рим — Северный полюс — Аляска. Они преодолели 13 000 км и доказали, что в Центральной Арктике нет никакого континента, вероятность существования которого тогда не исключали.

За время экспедиции Нобиле и Амундсен изрядно испортили отношения: оба были честолюбивы и амбициозны, каждый считал, что успех «Норвегии» — его личная заслуга. К тому же Амундсен страшно разозлился на Нобиле за то, что тот взял в арктический перелет свою собаку Титину. Нобиле души не чаял в своей собаке и считал её талисманом. Доходило до того, что если животное отказывалось войти в гондолу дирижабля, итальянец отменял полёт. Неудивительно, что на старт «Норге» Умберто появился в сопровождении Титины. Собачка резво взбежала по трапу, и устроившись на кипе продовольствия, моментально уснула. Однако появление незапланированного пассажира взбесило Амундсена. Доводы о том, что пятикилограммовый пёс не перегрузит гондолу, не могли успокоить путешественника, который – как известно по экспедиции к Южному полюсу – относился к собакам, как к живым консервам, которые к тому же могут тащить и сани.

norgeВ Италию Нобиле вместе с Титиной вернулись настоящими героями. Муссолини немедленно пожаловал Умберто генеральский чин и дал задание: готовить новую полярную экспедицию! Северные успехи должны были подчеркнуть мощь Италии, так что будущее путешествие представлялось делом государственной важности. Нобиле, даже если бы он и захотел, просто не мог отказаться от такой чести.

Вторая экспедиция на Северный полюс. Проклятие «Италии».

Новый дирижабль, символично названный «Италией», построили за несколько месяцев. Он был оборудован по последнему слову тогдашней техники. Инженеры-конструкторы с Нобиле во главе предусмотрели все, даже нежелательную, но возможную аварию. В гондолу погрузили сани, лодки, палатки, провиант, меховые куртки, лыжи, спальные мешки и запасную радиоаппаратуру. Столь же тщательно подбирали и состав экспедиции. На борт «Италии» поднялись 16 человек. Титина ни за что не хотела забираться в гондолу. Но за стартом «Италии» следил сам Муссолини, поэтому Нобиле пришлось изменить своим правилам и отправиться в полет…

«Италия» отправилась к Северному полюсу с Новой Земли 23 мая 1928 года. Через 20 часов путешественники достигли заветной точки — Северного полюса. Но на обратном пути дирижабль оледенел и начал быстро терять высоту. Утром 25 мая «Италия» ударилась о ледяные торосы. Гондола разбилась на две половины, часть экипажа выбросило наружу. Потеряв в весе, дирижабль взмыл в воздух, унося с собой шестерых членов команды. Что с ними сталось — неизвестно до сих пор: не удалось найти ни тел, ни обломков дирижабля.

Судьба десятерых, оставшихся на льду, оказалась незавидной. При падении моторист Помелла погиб, Нобиле сломал руку и голень, шведский метеоролог Мальмгрен — руку, а старший механик Чечоне — ногу. Остальные, включая Титину, отделались ушибами. Почти все снаряжение вместе с продовольствием осталось на дирижабле. В распоряжении уцелевших участников экспедиции оказались лишь палатка, которую те облили красной краской, дабы ее лучше было видно с воздуха, приличный запас шоколада и пеммикана — пищевого мясного концентрата, и самое главное — запасная рация. Радист тут же отбил — SOS — «Италия» — Нобиле, но его сигналы никто не услышал. Большая земля оставалась глуха на протяжении следующих пяти дней. Тогда два офицера — Цаппи и Мариано вместе со шведом Мальмгреном решили идти за помощью пешком.

umberto-nobile-09Оставшиеся продолжали посылать сигналы SOS. И 3 июня их наконец услышал русский радиолюбитель Николай Шмидт из деревни Вознесенье-Вохма Северо-Двинской губернии. 7 июня новость о крушении «Италии» опубликовали газеты. И началась самая крупномасштабная спасательная операция. Всего в ней приняли участие 6 стран, 18 кораблей, 21 самолет и около полутора тысяч человек!

Несмотря на то, что радист передал точные координаты лагеря, найти его оказалось не так-то просто. Тут надо учитывать и непроходимые льды, и сложные метеорологические условия, и постоянно дрейфующий лед. Первый самолет участники экспедиции увидели 17 июня. Но летчики не разглядели ни костра, ни красной палатки.

На спасение Нобиле, забыв о разногласиях, отправился и Руаль Амундсен — и это было последнее, что он успел в своей жизни: 18 июня гидросамолет норвежского полярника исчез в небе над Арктикой. Вместе с Амундсеном погибли пять членов экипажа.

Это страшное известие Умберто Нобиле услышал пять дней спустя, когда на лед с красной палаткой приземлился одномоторный биплан. Шведский летчик Эйнар Лундборг имел четкие указания: взять на борт руководителя экспедиции. Нобиле отказывался. Хотел отправить вместо себя Чечоне, но тот оказался слишком тяжел. К тому же летчик уверял, что скоро вернется за остальными. В итоге Умберто сел в биплан вместе с Титиной: 23 июня он покинул экспедицию. Этого поступка ему не простили никогда.

Лундборг сдержал свое слово — он вернулся. Однако при посадке его самолет потерпел аварию, и летчик присоединился к тем, кто дожидался спасения в красной палатке. 6 июля его эвакуировали шведские летчики, но от дальнейших полетов отказались из-за огромной опасности.

Остальным пришлось ждать до вечера 12 июля: именно тогда советский ледокол «Красин» наконец смог пробиться к итальянцам. На борту спасенных уже поджидали Цаппи и Мариано, которых «Красин» обнаружил утром того же дня. Мальмгрена с ними не оказалось. По словам офицеров, швед настолько обессилел от истощения, что попросил спутников оставить его умирать и идти дальше. Однако в глаза бросалась странность, которая так и не нашла объяснения. Мариано — изможденный и истощенный — был практически раздет и разут: позже, из-за обморожения, ему пришлось ампутировать ногу. Цаппи же, облаченный в три комплекта меховой одежды, буквально излучал здоровье и благополучие. Он решительно отказался идти искать Мальмгрена, ссылаясь на бесполезность поисков. Его тут же заподозрили в каннибализме. Но доказать что-либо так и не удалось.

Муссолини, благодарный за спасение своих соотечественников, отбил телеграмму на «Красин» руководителю экспедиции Рудольфу Самойловичу: «Вы совершили дело, которое станет достоянием истории. Вы работали в тяжелых условиях Арктики. От имени всех итальянцев благодарю вас».

И действительно, спасти экипаж «Италии» было для красинцев делом чести. Уже после того как семь членов этой экспедиции благополучно достигли берегов Италии, ледокол продолжал искать останки самого дирижабля, надеясь обнаружить остальных людей и Руаля Амундсена. Моряки свернули спасательную операцию лишь 23 сентября.

В порту Ленинграда их встречали с цветами и оркестром! Но В 1937-1938 гг. практически все они были арестованы по обвинению в шпионаже и связи с фашистами. Живыми из лагерей не вышел никто… Не менее печально сложилась и дальнейшая судьба Умберто Нобиле. Возвращение в Италию стало для него кошмаром. Муссолини был в ярости: он обвинил Умберто в провале экспедиции, разжаловал из генералов. Газеты начали настоящую травлю недавнего кумира. Писали, будто он больше заботился о собаке, чем о людях; что, как начальник экспедиции, не имел права покидать свою команду; что из-за него погиб Амундсен…

Нобиле выдержал пять лет. А потом принял предложение СССР и вместе с дочерью и неразлучной Титиной прибыл в подмосковный Долгопрудный, где пять лет помогал советским инженерам строить дирижабли. По словам Нобиле, то были лучшие годы в его жизни. Чего не скажешь о Титине — за ней охотились все мальчишки Долгопрудного. Дело в том, что на льдине собака заболела цингой и потеряла зубы, а Нобиле, души в ней не чаявший, справил ей золотые!

Из СССР Нобиле переехал в США, и только в 1945 году, после победы над фашизмом, вернулся в Италию. Ему вернули звание генерала, сняли с него все обвинения. Он прожил долгие 93 года. И все эти годы Нобиле мучился вопросами, на которые у него не было ответов: что стало с теми шестерыми, оставшимися в дирижабле? где и как погиб Амундсен? что на самом деле случилось с Мальмгреном?..

Трагичная судьба экспедиции Умберто Нобиле, впоследствии стала сюжетом для художественного фильма Михаила Константиновича Колотозова.

1969_krasnaya_palatka

Реклама