rechcl_19 февраля – 95 лет назад (в 1920 г.) родился Григорий Андреевич Речкалов, второй по результативности лётчик-ас Советского Союза.

Этот блистательный воздушный боец, по характеристикам командования, отличался весьма противоречивым и неровным характером. Являя образец мужества, решимости и дисциплины в одном вылете, в следующем он мог отвлечься от выполнения главной задачи и столь же решительно начать преследование случайного противника.

Его боевая судьба переплелась с судьбой А. И. Покрышкина; он летал с ним в группе, сменял его на должности командира эскадрильи, затем на должности командира полка. Сам Александр Иванович лучшими качествами Речкалова считал прямоту и откровенность.

Григорий Речкалов родился 9 февраля 1920 года в деревне Худяково Ирбитского уезда Пермской губернии. Летать он научился в местном аэроклубе. После призыва в ряды Красной Армии, в 1938 году был принят в Пермскую военную авиационную школу. Ту самую, что за 5 лет до прихода туда Речкалова окончил его будущий командир — А. И. Покрышкин. Правда, тогда школа выпускала лишь авиационных техников. Став в 1939 году военным лётчиком, Речкалов проходил службу в частях ВВС РККА Одесского Военного округа.

генерал-майор авиации Речкалов Григорий АндреевичНесмотря на то, что медкомиссия определила у него дальтонизм, он добился права продолжить службу и в 1941 году был направлен в 55-й истребительный авиаполк в звании сержанта. Полк находился в Moлдавии и перевооружался на новые типы истребителей в течение лета. Начало войны спасло Речкалова от списания с лётной работы: командир полка проигнорировал очередное, губительное для пилота, заключение врачей.

Свои первые боевые вылеты, на штурмовку войск противника, Речкалов сделал на И-153 — биплане с синим хвостовым номером «13». В течение 1-й недели войны он выполнил около 30 боевых вылетов на штурмовку и провёл 10 воздушных боёв. На этой же машине он одержал свою первую победу — 27 июня 1941 года залпом реактивных снарядов сбив одного из атаковавших его Ме-109. Как и Покрышкин, позднее он говорил, что его 13-й номер «несчастливый для врага». На нём же он, правда, потерпел аварию из-за отказа мотора: оборвался шатун, и, скапотировав – ударившись носом в землю, Речкалов едва не погиб. После аварии он стал летать уже на И-16.

Вскоре Речкалов сбил сначала польский истребитель PZL P-24 (на них летали румынские лётчики), а затем — немецкий бомбардировщик Ju-88. 26 июля в районе Дубоссар при штурмовке вражеской колонны был ранен в голову и ногу огнём с земли, но привёл машину на свой аэродром. В госпитале, перенёс три операции, ранение в ногу оказалось достаточно тяжёлым.

1335216819_rechkalov-2После относительного выздоровления лётчик получил направление в запасной полк, но, узнав, что тот укомплектован только самолётами У-2, решительно повернул и уехал обратно в штаб ВВС округа. Там он добился встречи с командующим и сумел вытребовать направление на переучивание в истребительный полк. Только 30 марта 1942 года, освоив Як-1 и ещё раз побывав в госпитале, из-за осколка в ноге, Речкалов всеми правдами и неправдами вернулся в свой полк — 55-й ИАП, получивший к тому времени Гвардейское наименование (16-й Гвардейский ИАП). Здесь, на Южном фронте, он сделал около сотни боевых вылетов, участвовал в 20 боях и довёл число своих побед до 6, сбив 4 самолёта лично и 2 — в составе группы.

В декабре 1942 года полк отозвали с фронта для перевооружения на американские истребители P-39 «Аэрокобра». К весне 1943 года, получив новые машины на Северном Кавказе, полк отправился на Кубань. В первом же вылете, Речкалов и Покрышкин сбили по одному Ме-109F в воздушном бою над станицей Крымская. 15 апреля Речкалов сбил Ju-88 в бою с большой группой бомбардировщиков. На следующий день — Ме-109 около станицы Холмская и ещё 2 Ме-109 доведя счёт до двадцати одного.

Восемь дней спустя, шесть «Аэрокобр» кaпитана А. Покрышкина завязали бой с группой Ju-87 сопровождаемой 4 истребителями Ме-109 над линией фронта. Покрышкин атаковал бомбардировщиков, а Речкалов уничтожал истребители. В итоге оба сбили по 2 самолёта противника и сорвали их атаку.

1335216724_rechkalovТолько за первые 2 недели сражения на Кубани заместитель командира 1-й эскадрильи 16-го ГвИАП Гвардии старший лейтенант Г. Р. Речкалов лично сбил в воздушных боях 8 самолётов противника (7 Ме-109 и 1 Ju-88) и был представлен к званию Героя Советского Союза. Вспоминая о тех днях, Григорий Андреевич позднее писал: «Не было ни одного вылета, чтобы мы не вели бой. Вначале противник действовал нахально. Выскочит группа, навалится, смотришь, то один, то другой наш самолёт, загоревшись, несётся к земле. Но мы быстро разгадали тактику немецких лётчиков и стали применять новые приемы: ходить парами, а не звеньями, лучше использовать для связи и наведения радио, эшелонировать группы самолётов так называемой «этажеркой». Именно в эти дни в нашем полку родился «соколиный удар», разработанный Александром Ивановичем Покрышкиным».

Беспредельно храбрый лично, удалой, полный презрения к врагам, Речкалов воевал на разукрашенной «Аэрокобре», помимо стандартной окраски и элементов быстрого распознавания, несшей звёзды по числу сбитых врагов и грозные буквы РГА (инициалы лётчика) на хвостовой части фюзеляжа.

Летом 1943 года во главе восьмёрки истребителей он с ходу на предельной скорости, сверху — в лоб, атаковал большую группу пикировщиков Ju-87 и лично сбил 3 из них. Его группа сбила тогда 5 «Юнкерсов» и один «Мессер».

Осенью 1943 года во время знаменитой «охоты над морем», открытой Покрышкиным, Речкалову удалось сбить 3 самолёта — 2 трёхмоторных Ju-52 — бензовоза в одном вылете и итальянскую летающую лодку «Савойя».

Он с удовольствием летал на «охоту», любил забираться на большую, около 6000 метров, высоту и, пользуясь своим исключительно острым зрением, стремительно атаковать выбранную жертву. На задания ас летал с разными лётчиками. Среди них были А. Труд, Г. Голубев, В. Жердев. Он вёл бои над Азовским морем, когда весной 1944 года полк действовал в составе 4-го Украинского фронта над Крымом, участвовал в Кишинёвской кампании, которая отправила его обратно в места, где он совершил свои первые вылеты в этой войне.

Он стал капитаном, заместителем командира полка с богатым боевым опытом. В июле 1944 года Борис Глинка был серьёзно ранен и Речкалов стал временно исполнять его обязанности. 1 июля 1944 года его наградили второй медалью «Золотая Звезда», за 48 личных и 6 групповых побед, одержанных им в 415 боевых вылетах и 112 воздушных боях (по данным на июнь 1944 года).

Отличительной чертой Речкалова было то, что он быстро улавливал идею каждого боя и почти всегда доводил до конца начатую схватку, добиваясь победы. Его умение взаимодействовать с другими группами, позволяло уверенно вести бои с численно превосходящими силами противника.

Поистине классическим можно назвать воздушный бой, проведённый 16 июля 1944 года. Во всём блеске проявились в нём боевые качества советских командиров и рядовых лётчиков. 12 самолётов 16-го Гвардейского полка под командованием Г. А. Речкалова в районе Сушно прикрывали от воздушных налётов наземные войска, находившиеся в исходном положении для атаки. Истребители ударной группы барражировали на высоте 2000 метров. Над ними с превышением 400 — 500 метров ходила группа прикрытия во главе с ведущим — Гвардии подполковником А. И. Покрышкиным. А самый верхний ярус занимала группа поддержки под командованием Героя Советского Союза Гвардии старшего лейтенанта А. Труда.

Вскоре было замечено, что курсом на восток движется большая группа вражеских машин. В ней насчитывалось более 30 Ju-87 и Hs-129 и 8 FW-190. Увидев наши самолёты, противник перестроился в колонну по одному, замкнув круг для обороны, и начал беспорядочно бросать бомбы.

Истребители Речкалова и Покрышкина устремились в атаку на бомбардировщиков, а Труд связал боем истребителей. Своей четвёркой Покрышкин нанёс удар с внутренней стороны круга и с первой же атаки сбил Hs-129. Снизу и сзади в атаку бросился Речкалов со своими ведомыми. Он первым сбил вражеский бомбардировщик. Такая же участь от метких очередей Вахненко, Клубова и Иванова постигла ещё 3-х «Юнкерсов». На выходе из четвёртой атаки Клубов удвоил свой счёт. Таким образом, на землю упало 9 сбитых вражеских самолётов.

Однако стремление Речкалова к увеличению личного счёта (вплоть до попыток приписать себе чужие победы), не всегда положительно сказывалось на руководстве подчинёнными. Он мог выйти из боя с истребителями, хотя лётчики его группы ещё продолжали схватку, и броситься на бомбардировщики, а то и вовсе увести группу без разрешения вышестоящего командования. Действуя «по старинке», посылал на патрулирование мелкие группы истребителей, которым часто приходилось вести бои в меньшинстве.

Боевой счёт лётчика рос очень быстро, столь же быстро поднимался Речкалов и по командным должностям. После назначения Покрышкина заместителем командира полка, Речкалов становится командиром 1-й эскадрильи, а когда Покрышкин стал командиром дивизии, он был назначен командиром 16-го ГвИАП.

Однако должность эта была фатально невезучей. После гибели лётчика Ивана Олефиренко (из-за халатности механика), Речкалов был снят с должности комполка и туда назначен Борис Глинка. Однако через несколько дней тот был серьёзно ранен в воздушном бою и Речкалов вновь стал временно исполнять его обязанности. Но вскоре его сменил в этой должности другой советский ас — Иван Ильич Бабак…

Вскоре полк переместился на 1-й Украинский фронт и принял участие в Львовско — Сандомирской операции. Затем действовал над Польшей, над Вислой и Одером. Последние бои Речкалов провёл над Берлином в апреле 1945 года. К концу войны он стал самым результативным лётчиком летающим на «Аэрокобре» (44 победы), большинство из которых он одержал на машинах P-39N-0 (номер 42-747) и P-39Q-15 (номер 42-547). «Аэрокобра» Р-39Q-15, широко известна по кинохронике, как истребитель А. И. Покрышкина. Но это не так. Просто кинооператоры снимали Александра Ивановича на фоне именно этого самолёта (видимо хотели показать множество звёзд — отметок о победах). На этой машине Речкалов и закончил войну.

Через много лет после окончания войны у Гpигоpия Речкалова как-то спросили, что он больше всего ценил в «Аэpокобpе», на которой одержал столько побед: скорость, мощь огневого залпа, обзор из кабины, надёжность мотора? Речкалов ответил, что, конечно, все перечисленные достоинства машины — очень важны. Hо главное всё — таки… было pадио. Hа этой машине была отличная, редкая по тем временам радиосвязь. Благодаря ней, пилоты в группе pазговаpивали между собой, как по телефону. Кто что увидел — сразу все знают. Поэтому никаких неожиданностей, в боевых вылетах, у них не бывало.

28 февраля 1945 года, приказом командира 9-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии, Григорий Речкалов был отстранён от командования 16-м Гвардейским авиаполком и назначен инспектором по технике пилотирования 9-й ГвИАД, то есть на должность не связанную с руководством личным составом. Сам А. И. Покрышкин писал по этому поводу так:

«…Аэродром внезапно атаковала восьмёрка FW-190. Группа выскочила в разрыв облачности и сбросила кассетные осколочные бомбы. По радио на противника сразу же была наведена пара истребителей. Она как раз совершала тренировочный полёт. Лётчики успели догнать уходящую вражескую группу и подбили один «Фоккер».

От сброшенных бомб наши самолёты не пострадали. Но под взрывы попал командир эскадрильи Вениамин Цветков. Во время бомбёжки он бросился к своему самолёту, чтобы взлететь и отразить удар «Фоккеров». Но крупный осколок вонзился ему в спину и нанёс смертельную рану. Врачи не успели довезти его живым до лазарета…  Когда мне сообщили об этом ударе по аэродрому, первое, что я спросил: «А где были дежурные истребители?..»

Выяснилось, что командование 16-го Гвардейского полка не выполнило установленный график дежурства над аэродромом. Считая это напрасной тратой сил, не подняло заранее, по расписанию, звено на барражирование. Это было грубое нарушение. Будь звено в воздухе, налёт удалось бы отразить ещё на подходе вражеских самолётов к аэродрому. За неисполнительность и другие нарушения командира 16-го авиаполка вскоре перевели на должность инспектора в корпус, не связанную с руководством личным составом.

Вот ведь как бывает. Приобрел лётчик боевой опыт, освоил технику, научился вести воздушный бой — дерётся уверенно, на счету не один десяток сбитых вражеских машин, отмечен за это высокими наградами. А командирские качества невысокие, как руководитель — слаб».

rechkal10Несмотря на всё это, боевые вылеты Григорий Речкалов продолжал выполнять до конца войны. Он закончил её с 56 личными и 6 групповыми победами, одержанными в 450 успешных боевых вылетах и 122 воздушных боях   ( М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 61 личную и 4 групповые победы, в том числе 3 личные победы, одержанные летом 1941 года, но не записанные на его боевой счёт ).

Наверное, ни у одного другого советского аса на личном счету нет такого разнообразия типов официально сбитых самолётов врага, как у Г. А. Речкалова. Здесь и бомбардировщики Hе-111 и Ju-88, и самолёты штурмовой авиации Ju-87 и Hs-129, и разведчики Hs-126 и FW-189, и истребители Ме-110, Ме-109, FW-190, и транспортники Ju-52, и даже относительно редкие трофеи — итальянская «Савойя» и польский PZL-24.

После войны Григорий Андреевич ещё долго оставался на службе в ВВС, окончил Военно — Воздушную академию. В 1959 году 39-летний Генерал — майор авиации Г. А. Речкалов был уволен в запас. Жил и работал в Москве.

Всего на счету Г. А. Речкалова — 61 + 4 сбитых самолётов;  боевых вылетов — более 450;  воздушных боёв — 122.

Источник: http://airaces.narod.ru

Реклама