С.  Бондар. Портрет Д. И. Фонвизина
С. Бондар. Портрет Д. И. Фонвизина

Денис Иванович Фонвизин родился 3 (14) апреля 1745 в Москве. Предок его, ливонский рыцарь фон Визин был взят в плен при Иоанне IV, затем стал служить русскому царю.
В 1760 году, юного Фонвизина, в числе лучших учеников возили в С.-Петербург для представления куратору университета И. И. Шувалову и «произвели в студенты». Через год он дебютировал на литературном поприще как переводчик: перевел с немецкого сборник популярного в Европе датского писателя Людвига Гольберга «Басни нравоучительные» (1761).
В 1762 г. Фонвизин ушел из университета и поступил переводчиком в коллегию иностранных дел. В 1763 после коронационных торжеств в Москве вместе с двором переехал в С.-Петербург и до 1769 служил под началом статс-советника дворцовой канцелярии И. П. Елагина, который, являясь управляющим «придворной музыки и театра», покровительствовал начинающим литераторам. Фонвизин вошел в так называемый «елагинский кружок», участники которого, сам Елагин, В. И. Лукин, Б. Е. Ельчанинов и другие, были заняты разработкой русской самобытной комедии. С этой целью переделывались, «склонялись» «на наши нравы» иностранные пьесы. Менялись имена действующих лиц, бытовые реалии.
Вполне самобытным и новаторским произведением стала комедия Бригадир (1768–1769, опубликованная в 1786). Это первая в русской литературе «комедия нравов», в отличие от господствовавшей ранее сатирической «комедии характеров», когда на сцену выводились персонифицированные пороки: «скупость», «бахвальство». В Бригадире пороки, особенности речи и поведения действующих лиц социально обусловлены. Достигается это с помощью «словесных масок».
В 1760-х, в эпоху действия Комиссии для составления Нового Уложения (1767), Фонвизин высказывался и по волновавшему всех вопросу прав и привилегий дворянства. Он переводит трактат Г. — Ф. Куайе «Торгующее дворянство» (1766), где обосновывалось право дворянина заниматься промышленностью и торговлей, не случайно в Недоросле Стародум разбогател как сибирский промышленник, а не придворный. В качестве приложения к переведенной Фонвизиным повести Ф. -Т. — М. Арно «Сидней и Силли, или Благодеяние и благодарность» (1769) было опубликовано одно из немногих его стихотворений «Послание к слугам моим – Шумилову, Ваньке и Петрушке».
В 1769 Фонвизин стал одним из секретарей канцлера графа Н.И.Панина. Сделавшись вскоре доверенным лицом Панина, Фонвизин окунулся в атмосферу политических проектов и интриг. В 1770-х он лишь дважды выступил как литератор (точнее, как политический публицист «партии Панина», наставляющий монарха, как править на благо нации) – в «Слове на выздоровление Павла Петровича» (1771) и переводе «Слова похвального Марку Аврелию» А. Тома (1777).
После опалы и отставки Н. И. Панина вышел в отставку и Фонвизин (в марте 1782). В 1782–1783 «по мыслям Панина» он сочинил Рассуждение о непременных государственных законах, которое должно было стать предисловием к готовившемуся, но неосуществленному Н. И. и П. И. Паниными проекту «Фундаментальных прав, неприменяемых на все времена никакой властью».
Славу и всеобщее признание Фонвизину принесла комедия Недоросль (1779–1781, опубликованная 1783). О необыкновенном успехе пьесы при ее первой постановке на придворной сцене на Царицыном лугу свидетельствовал неизвестный автор «Драмматического словаря»: «Несравненно театр был наполнен, и публика аплодировала пьесу метанием кошельков». Это «комедия нравов», живописующая домашний быт дикой и темной семьи провинциальных помещиков.
В 1783 княгиня Е. Р. Дашкова привлекла Фонвизина к участию в издававшемся ею журнале «Собеседник российского слова». В первом же номере появился его Опыт российского сословника. Составленный как будто бы для нужд готовившегося «Словаря Российской Академии наук», фонвизинский Опыт… являлся прикровенной политической сатирой, изобличающей придворные порядки и «бездельничанье» дворян. В том же журнале в 1783 без заглавия и подписи были опубликованы политически острые и дерзкие «вопросы» Фонвизина (в рукописи они озаглавлены как Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание), адресованные Екатерине II и снабженные «ответами» самой императрицы, которая поначалу автором «вопросов» полагала И. И. Шувалова. Истина вскоре выяснилась, и таким образом Фонвизин своим «свободоязычием» навлек на себя неудовольствие власти и в дальнейшем испытывал затруднения с публикацией своих трудов.
В последние годы здоровье Фонвизина сильно ухудшилось, и вместе с тем возросли его религиозные и покаянные настроения. Они отразились в автобиографическом сочинении, написанном «по стопам» Исповеди Ж. — Ж. Руссо, – «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях» (1791). Сохранившаяся неполностью последняя его комедия «Выбор гувернера» (между 1790 и 1792), посвящена, как во многом и «Недоросль», вопросам воспитания, однако сильно уступает последней в художественном отношении.
Скончался Фонвизин 1 (12) декабря 1792 в С.-Петербурге после вечера, проведенного в гостях у Г. Р. Державина, где, по отзывам присутствовавших, был весел и шутлив. Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Книги из фонда научной библиотеки:

Замалеев, Александр Фазлаевич. М. А. Фонвизин / А. Ф. Замалеев .— Москва : Мысль, 1976. — 152 с. — (МП: Мыслители прошлого). — На обл. авт. не указан. — Из книг Файнбурга Захара Ильича PGTU : 1331470 .— Прил.: с. 131-143 .— Указ. имен: с. 144-146 .— Библиогр.: с. 147-151 .— 0-17.
Балязин, Вольдемар Николаевич. Эпоха Павла I / В.Н. Балязин. — Москва : Олма Медиа Групп, 2007. — 189 с. : ил.
Анисимов, Евгений Викторович. Дворцовые тайны / Е.В. Анисимов. — 2-е изд., перераб. — СПб : Питер, 2007. — 350 с., 8 л. портр. — (Дворцовые тайны).

лавры.

Реклама