310 лет назад (1705) Петр I разрешил Никите Демидову строить новые металлургические заводы на Урале

Никита Демидович Антуфьев (Никита Демидов)
Никита Демидович Антуфьев (Никита Демидов)

Русский промышленник, основатель династии Демидовых, личность, оставившая заметный след в индустриальной истории Тулы, одна из крупнейших фигур в истории отечественного промышленного предпринимательства 18 века. По преданию, разрешение на строительство заводов на Урале, дал лично Петр I, который познакомился с Демидовым во время одного из посещений Тулы в 1695-м или 1696 г. По поводу этой встречи существует несколько легенд. По одной из них, Никита стал известен царю тем, что починил сподвижнику Петра, барону Шафирову, его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию. По другой — Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу.

Развитие металлургической промышленности и торговли металлами в России.

Производство железа на Руси было известно с древнейших времен. Археологи нашли в районах примыкающих к Новгороду, Ладожскому озеру,  Киеву, Переяславлю, Вышгороду, Мурому, Рязани, Владимиру, Ярославлю, Смоленску, Пскову и другим районам, сотни мест с остатками плавильных сыродутных горнов — «волчьих ям», и металлургические орудия.

В одной из «волчьих ям», выкопанных для выплавки металла около села Подмоклого в южной части Подмосковного угольного бассейна, была обнаружена монета, датированная началом IX столетия. То есть металлургия на Руси существовала ещё до введения христианства.

Для производства металла необходимы топливо, сырьё и транспортные пути. Лес с древнейших времен был главным топливом и строительным материалом на русской земле. Но таких богатых залежей железа как в горах в Германии, Чехии не было. Доступной качественной железной руды на Русской равнине нет. Курская магнитная аномалия была открыта только в XX столетии и глубина ее залегания от 200 до 600 метров. Технологии того времени не позволяли разрабатывать такие залежи. Магнетит и гематит на Русской платформе лежат глубоко, а шпатового железняка нет вообще. Поэтому остался только бурый железняк – «болотное железо». Сырьё плохое, но его плюс в широком распространении. «Болотное железо» (лимонит) добывается в торфяных болотах. «Болотное железо» образуется практически везде, где происходит переход от кислородосодержащих почв к бескислородному слою (на стыке двух слоёв). В болотах эта граница расположена очень близко к поверхности, конкреции железа можно копать лопатой, снимая тонкий слой растительности и земли.

Сыродутный горн
Сыродутный горн

«Болотное железо» было основой металлургии Руси вплоть до XVII столетия. На излете существования Древнерусского государства появились целые районы, которые специализировались на производстве железа. В современной Курской области железо производили в городе Римов. Один из самых крупных центров металлургии был в Новгородской земле. Железо производили в Устюге Железном (Устюжна Железнопольская). Болотное железо добывали в районе Яма, Копорья, Орешка, привозили в Новгород. При этом Новгород ещё и покупал железо через ганзейских купцов в Германии и Швеции. В XVI столетии крупнейшим центром металлообработки и оружейного дела Московской Руси оставалась Устюжна Железнопольская, железо производили также в Туле, Тихвине, Олонце и Заонежье.

Добыча цветных металлов на территории Руси до XVIII века фактически отсутствовала. Небольшие источники меди были в Олонецком крае и на Печоре, но насытить внутренний рынок они не могли. В Новгороде знали об источниках серебра на Урале, но производство тогда создать не было возможности. Поэтому основная масса цветных металлов поступала на Русь из Европы. Через Новгород поступало не только железо, но и основная масса свинца, олова и меди.

pushechnii_dvor
А. Васнецов «Пушечный двор» 

Массовую же добычу металлических руд шахтным способом в германских землях начали уже в XIII столетии. К началу XVI столетия в Германии образовалось мощное металлургическое производство, которое производило основные металлы (железо, медь, серебро и золото). В XVI веке начался массовый экспорт железа и меди из Швеции. Швеция обладала богатыми залежами железных руд и два столетия прочно занимала первое место по поставке железа и меди. Пока благодаря Уралу её не опередила Россия.

Железо и медь были металлами войны. По мере развития страны металла требовалось всё больше и больше. Западные противники Руси – Швеция и Польша, пользовались тем, что через них шёл основной поток металла в Русское государство и периодически в целях политического давления и военного ослабления Москвы, ограничивали импорт. Поэтому попытки русского правительства, начиная с Ивана Грозного и продолжая Петром Алексеевичем, «прорубить окно в Европу», то есть поставить под свой контроль часть Прибалтики, были связаны с желанием добиться свободной торговли на Балтике.

Противостоять шведско-польскому экономическому давлению  частично помогли английские и голландские купцы. Когда при Иване Васильевиче на Русском Севере впервые появились англичане, Москву в первую очередь заинтересовала возможность поставок железа, других металлов и оружия в обход традиционного морского пути по Балтийскому морю и сухопутного через Польшу. Англичане тогда не видели угрозы со стороны России, были заинтересованы в русских товарах и проходом в Персию по Волжскому пути, поэтому купцы «Московской кампании» стали активно продавать Москве цветные металлы и оружие. После смерти Ивана Грозного Архангельск по-прежнему был важным центром поставов металла в Россию. Их поставляли английские и голландские купцы.

При первых Романовых Москва активно покупала качественную сталь и цветные металлы, а также готовые пушки и ружейные стволы. Однако это было не выгодно России из-за дороговизны. Если в начале XVII столетия один пуд (16 кг) русского железа стоил у производителя около 60 копеек, то стоимость пуда шведского железа доходила до 1 руб. 30 коп. Пуд импортной железной проволоки стоил ещё больше — до 3 рублей. Для сравнения. Обычная лошадь тогда стоила – около 2 руб., а холопа можно было купить за 3-5 руб. «Полоса булатна» (их использовали для производства сабель) стоила около 3 руб., их завозили из Голландии и Персии. Медь привозили английские, голландские, датские и шведские купцы. Её стоимость составляла 1,5-3 руб., а кровельная медь (для куполов церквей) – 6 руб. Серебро и золота также были привозные. Серебро в начале XVII столетия стоило около 450 руб. за пуд, золото – около 3300 руб. Из Германии везли олово, свинец и медь.

Однако главным поставщиком качественного железа для России в то время была Швеция. Россия в Швеции покупала практически только металлы. Понятно, что по мере ухудшения отношения России и Швеции, ситуация становилась всё более опасной. Шведы захватили русские земли на Балтике, оттеснили поляков, превратив Балтийское море в «Шведское озеро». Мощная металлургическая база сделала Швецию мощной военной державой, которая угрожала будущему России.

Андрей Денисович Виниус (нидерл. Andries Dionyszoon Winius; 1605—1652) — русский купец и заводчик голландского происхождения
Андрей Денисович Виниус (нидерл. Andries Dionyszoon Winius; 1605—1652) — русский купец и заводчик голландского происхождения

Поэтому, как только Россия оправилась от Смуты, русское правительство попыталось создать свою металлургию. В 1632 г. царь Михаил Фёдорович дал голландскому купцу Виниусу жалованную грамоту на устройство железоделательного завода в районе Тулы. Производство было основано на базе Дидиловских рудников. Это было уже не «болотное железо», а залежи качественной железной руды вблизи села Дидилово. Вопрос с рабочей силой решили, приписав к предприятию целую волость, так стала возникать категория приписных крестьян. Кроме того, на предприятии работали и «охочие люди», то есть вольнонаемные работники.

Вскоре к Виниусу присоединились голландский купец Филимон Акема и датчанин из Гамбурга Питер Марселис. Они построили ещё три мануфактуры в районе Тулы («Городищенские заводы»). На предприятиях работали не только русские, но и приглашенные из Европы мастера. Марселис и Акема построили ещё несколько железоделательных мануфактур на реке Скниге («Каширские заводы»). Эти железные предприятия стали ядром металлургии в России. Однако попытка запустить производство меди в Карелии и освободиться от дорогого привозного металла не удалась. Из-за небольших запасов меди, большой трудоемкости работ и связанных с этим значительных затрат, завод признали нерентабельным и закрыли. Правда, смогли в 1680-е годы в Карелии открыть пять металлургических мануфактур на водяной энергии («Олонецкие заводы»). При Петре эти предприятия стали специализироваться на интересах Балтийского флота.

С 1693 года на юге России заработал первый чугуноплавильный завод с использованием гидросиловых установок. Металл Липецкого завода поставлялась в Воронеж, где Петр строил Азовскую флотилию. В 1703-1705 гг. производство здесь расширили, возникли «Липские железные заводы». Они стали металлургической базой Азовской флотилии и в первые годы Северной войны давали стране половину металла, необходимого для военного производства.

Однако этого было недостаточно, необходим был качественный рывок. А его мог обеспечить только Урал. Ещё в древние времена Урал был центром металлургии. Новгородцы уже давно обнаружили на его склонах «чудские копи».

Первые разработки на Урале начались в XVII столетии. Но удаленность региона от основных русских городских центров и малочисленность русского населения препятствовали освоению Урала. Только в конце этого столетия царь Пётр Алексеевич повелел начать регулярные геологические изыскания на Урале. В 1700 году на реке Нейве возвели Невьянский доменный и железоделательный завод. Затем возвели железный завод на месте нынешнего города Каменск-Уральский и металлургический завод в Алапаевске. В 1723 году возник Екатеринбургский казенный завод. Именно при Петре I начала создаваться основа промышленной базы на Урале.

Здесь находились довольно близкие к поверхности богатые залежи качественных руд, леса для заготовки древесного угля и многочисленные реки, позволявшие использовать гидросиловые установки, приводившие в движение деревянные машины (нем. мaschinen –рус. махины) в движение. К началу XVIII веку Урал уже заселили, обеспечив заводы рабочей силой.

В XVIII веке Уральский промышленный район произведёт более 80% всего железа и 95% меди всей России. Благодаря уральским заводам Россия избавилась от внешней зависимости и сама стала крупным поставщиком металла. Вывоз русского металла начался уже при Петре I, а в 1770-е годы Россия поставляла железа в Англию больше, чем Швеция. Большую часть столетия Российская империя была крупнейшим производителем металла на планете и его ведущим экспортёром в Западной Европе. Мощная металлургическая база стала одной из предпосылок военно-политических успехов России в XVIII веке.

Список литературы:

Шифр издания:

669

З 306

Запарий, Владимир Васильевич. История черной металлургии Урала. 90-е годы XX века / В. В. Запарий ; Российская академия наук, Уральское отделение; Институт истории и археологии; Уральский государственный технический университет-УПИ. – Москва : Наука, 2003. – 263 с. – Список сокр. : с. 255-256. – Библиогр.: с. 257-262.

Шифр издания:

669.1

С 874

Струмилин, Станислав Густавович. Избранные произведения. История чёрной металлургии в СССР / С. Г. Струмилин ; Академия наук СССР. – Москва : Наука, 1967. – 442с. : ил. – Прил.: с. 431-432. – Имен. указ.: с. 433-440.

(имеется в: Отделе обслуживания научной литературой, ауд. 176 г.к.)

Самсонов, Александр. Из истории русской металлургии [Электронный ресурс] // Военное обозрение. URL: http://topwar.ru/ (дата обращения: 04.06.2015).

Реклама