Отрывок из интервью В. Петрякова, опубликованного на «ЛибИнформ»

Вячеслав Петряков

генеральный директор

издательства учебной литературы «Флинт»

О печатных книгах

Вячеслав Григорьевич, резкое сокращение тиражей — данность, о которой говорят все издатели. Скорее всего, оно коснулось и Вашего издательства. Какова динамика падения тиражей в последнее десятилетие?

Да, тиражи сократились примерно в 10 раз, причем если в период с 2005 до 2010 года наблюдалось постепенное падение, то, начиная с 2010 года, снижение стало более выраженным. В целом, если 15 лет назад у нас тиражи составляли 3–5 тыс. экземпляров, то сейчас 300–500 экземпляров, а некоторые учебные пособия и монографии переиздаются в количестве 100 экземпляров.

Чем меньше тираж, тем дороже единичный экземпляр. Удается ли сдерживать рост цен на книги?

Конечно, стараемся сдерживать, хотя выходит не всегда. Стали выпускать больше переизданий — это дешевле. В нашем издательском пакете более 2000 книг, что обеспечивает определенное пространство для выбора. Доли литературных новинок и переизданий сегодня примерно равны. Если ситуация не изменится в лучшую сторону, то количество переизданий будет только расти.

Определить вузовские потребности в учебниках по данной дисциплине помогают консультации библиотек и торговых сетей. Лишь в том случае, если учебник обладает новизной и существенно отличается от уже представленных на рынке, мы берем на себя расходы по его изданию. В иных случаях работаем по принципу соиздания: автор частично оплачивает выход своей книги либо вуз гарантирует выкуп согласованного количества экземпляров.

Удается ли поддерживать уровень продаж за счет расширения ассортимента?

Продажи падают, тиражи уменьшаются, и увеличение ассортимента может лишь частично сдерживать это падение. Надо еще понимать, что учебная литература обусловлена учебным стандартом и зависит от количества вузов, в которых преподается данная дисциплина. Тем не менее, сама наука живет не по законам стандарта, а по законам научного творчества. Именно за счет областей, в которых происходит исследовательский поиск, и есть возможность расширять ассортимент.

В чем Вы видите причины негативных тенденций?

Это и экономический кризис, и сокращение средств, выделяемых на комплектование библиотек, и увеличение доли электронных ресурсов, которые вытесняют бумажный формат, — все названные тенденции влияют в разных пропорциях.

Наверное, положение учебной литературы несколько лучше по сравнению с художественной: все-таки она не зависит от падения интереса к чтению?

На первый взгляд, может показаться так. Однако экономическая ситуация по-своему расставляет акценты. По итогам сентября 2015 года число бедных граждан в России достигло 20,3 млн человек, тогда как в предыдущем году их было «всего» 18 млн человек. Как известно, человек склонен тратить средства на удовольствие, а читать художественную литературу и есть удовольствие, причем не самое затратное, поэтому художественные книги продолжают покупать. А вот учебную литературу, учитывая обязательную обеспеченность вузовских библиотек бумажными книгами и наличием ЭБС, в частном порядке стали приобретать меньше.

Сейчас от ученых требуют повышать публикационную активность, в связи с чем они должны больше читать и покупать научных работ. Но возможно ли делать огромное количество научной литературы качественно?

Это очень интересный и в то же время больной вопрос для большинства наших ученых. Во-первых, требование повышения публикационной активности приводит к тому, что в ряде научных работ появляется необоснованно много авторов (соавторов). Во-вторых, публикуется много ранее изданных работ, но с некоторыми дополнениями. В-третьих, качественно написанные работы дробятся на несколько публикаций для количественных показателей. В-четвертых, показатель публикационной активности не позволяет ученому сосредоточиться на долгосрочных исследованиях, написании качественного научного труда или учебника.

И, наконец, в-пятых, — требование повышения индекса цитирования в зарубежных журналах заставляет ученых отсылать свои наработки или промежуточные результаты, в которых могут быть недооценные сегодня у нас будущие открытия в науке и технике, за рубеж. А ведь это вопросы безопасности страны.

Некоторые недобросовестные издатели за рубежом этим пользуются. За бесценок или бесплатно получают исключительные права на всемирное издание этих работ на кабальных для наших авторов условиях. Как пример можно привести издательство Lambert Acadiic Publishing в Германии, которое не имеет ничего общего с научным издательством, работает как «книга по требованию» и пользуется стремлением наших ученых любой ценой улучшить научные показатели.

Изменилась ли в последние годы структура издательского портфеля? Какие темы самые популярные?

Нет, структура и тематика издательского портфеля практически не меняются, но расширяется ассортимент внутри структуры. Наиболее востребованы и жизнеспособны справочная литература (обеспечивает кратчайший путь к необходимой информации), учебники иностранных языков (что связано с требованиями современного образа жизни), научные издания (знакомят с последними достижениями в разных областях).

Какие перспективы у печатной книги, в том числе образовательной?

Отдаленные перспективы видятся мне более оптимистичными, чем краткосрочные, потому что сегодня развитие электронного контента (в том случае, если это не электронный вариант бумажной книги) происходит, как правило, за счет снижения качества издания (недостаточная редакторская и корректорская проработка).

Другой момент — хранение и архивирование электронного контента, как бы удивительно это ни звучало, обойдется государству намного дороже, чем хранение бумажных книг. Прогресс в компьютерных технологиях настолько стремителен, что приведет к быстрой смене носителей, перезаписи существующего электронного контента, его перекодированию под новую технику и приобретению этой новой техники потребителем.

Существует и проблема психологического характера. Пользование электронным текстом вырабатывает «клиповые» привычки, негативно влияющие на системное мышление. На мой взгляд, в ближайшее время психологи и неврологи обязательно обратятся к данной проблеме.

Остановится ли падение тиражей?

Падать попросту некуда: тиражи учебно-научной книги в 100–200 экземпляров, из которых 16 являются обязательными, для нашей страны являются бесконечно малой величиной.

Источник: http://libinform.ru/read/interview/Vyacheslav-Petryakov-Otdalennye-perspektivy-uchebnoj/