Люди столетиями мечтали о звёздах, и 55 лет назад 12 апреля Юрий Гагарин стал первым человеком, который полетел в космос. Он облетел Землю за 108 минут. С тех пор 12 апреля считается Днём космонавтики.

58950.jpgНакануне старта — 11 апреля в пять часов утра ракету вывезли на стартовую площадку. В течение дня были проведены все положенные по инструкциям испытания носителя и корабля на стартовой позиции. Почти каждый ответственный за систему прежде, чем расписаться в журнале за проведённую операцию, приговаривал: «Тьфу, тьфу, тьфу, чтобы не сглазить, — замечаний нет!»

В 13 часов на стартовой площадке состоялась встреча Юрия Гагарина с солдатами, сержантами и офицерами боевого расчёта. Присутствовали Сергей Королёв, Мстислав Келдыш, представители промышленности. Николай Каманин представил собравшимся старшего лейтенанта Гагарина. Юрий Алексеевич «произнёс короткую, но прочувствованную речь, поблагодарил присутствующих за их большой труд по подготовке старта корабля».

На необходимости такой встречи (впоследствии ставшей доброй традицией для всех космонавтов, отправляющихся в полёт) настоял Сергей Павлович Королёв.

…Раннее утро 12 апреля.

В 5.00 начинается заправка корабля.

В 5.30 полковник медицинской службы Евгений Карпов будит Юрия Гагарина и Германа Титова.

В 6.00 состоялось заседание Госкомиссии. Оно было удивительно простым и коротким. Все доклады сводились к одной фразе:«Замечаний нет, все готово, вопросов нет, можно производить пуск».

В это время на старт приходит машина медиков. Подвозят пищу, закладывают в корабль…

После облачения Юрия Гагарина и Германа Титова в скафандры, на шлемах красной нитрокраской аккуратно написали «СССР». Как-то раньше не подумали об этом — спохватились в последний момент: чтобы при приземлении советского покорителя космоса ненароком не приняли за иностранного разведчика…

Около 7 часов утра на бетонке показывается автобус. Всё ближе. Останавливается почти у самой ракеты.

Открывается передняя дверка, и в ярко-оранжевом скафандре появляется Гагарин. Короткий доклад председателю Госкомиссии, последние напутствия…

825dad6e81defcf362b87f696a579286 (1).jpgПровожавших и обнимавших Гагарина перед посадкой в лифт оказалось гораздо больше, чем предусматривало где-то оговорённое расписание. Вместо пожелания счастливого пути некоторые прощались и даже плакали… Скупые, но достоверные кадры кинохроники этого момента сохранились — заслуга кинооператоров студии «Моснаучфильм».

…И вот уже лифт поднимает Юрия к вершине ракеты. Вместе с космонавтом в лифте поднялся ведущий конструктор корабля Олег Ивановский и помог Гагарину обустроиться в спускаемом аппарате.

В 7.10 была установлена связь между бункером стартового комплекса и кораблём «Восток». До спуска в бункер Главного конструктора Сергея Королёва, связь с Юрием Гагариным поддерживали Николай Каманин, Юрий Быков (главный конструктор НИИ-695 Госкомитета Совета Министров СССР по радиоэлектронике) и Павел Попович…

После закрытия входного люка корабля на пульте в бункере не сработал индикатор, подтверждающий герметичность, Олегу Ивановскому,  ведущему конструктору космических кораблей «Восток», и монтажникам Морозову и Селезневу пришлось снимать и закреплять снова  люк, крепившийся на 32 болтах.

На «Востоках» предусматривался полностью автоматизированный цикл управления кораблём: от старта до посадки. И только при отказе автоматики космонавт должен был перейти на ручное управление. Однако прежде он должен был преодолеть специальный «логический замок» — набрать на шестикнопочном пульте определенное трехзначное число и лишь после этого мог включить ручное управление.

Из опасения непредсказуемых действий космонавта решили не сообщать ему код заранее. Запечатанный концерт с «магическим числом» был приклеен к внутренней обшивке кабины рядом с креслом Юрия. Достаточно было сорвать печать, чтобы за раскрывшимися лепестками конверта увидеть заветное число. Но вот что любопытно: спустя много лет выяснилось, что «магическое число» — 125 — стало известно Гагарину ещё на Земле до старта. Об этом позаботились ведущий конструктор корабля «Восток» Олег Ивановский и инструктор-методист группы космонавтов Марк Галлай. Они не могли смириться с решением утаить от космонавта, пусть и до поры, возможность перейти на ручное управление…

Отведены фермы обслуживания. Объявлена пятиминутная готовность… Готовность одна минута… Наконец, пришли последние команды пускающего А.С.Кириллова: «Ключ на старт!» — «Есть ключ на старт!» — «Пуск!» — и, повинуясь последней команде, оператор нажал кнопку. Раздался вулканический гул двигателей, ракета медленно оторвалась от стартового стола и, быстро набирая скорость, исчезла из глаз. «Поехали!»

05.jpgВ кабине пилота была установлена телекамера, транслировавшая картинку в стартовый комплекс — новинка аппаратуры того времени система «Трал-Т» (имевшая, правда, весьма скромные характеристики: число строк в кадре всего 100, а не 625 как в обычном телевидении; частота передачи кадров — 10 Гц; количество градаций по яркости — 8). Но это было первое в мире космическое телевидение! А переговоры Сергея Королёва (позывной «Заря 1») и Юрия Гагарина (позывной «Кедр») записывались на плёнку в стартовом комплексе и бортовым магнитофоном космического корабля.

Человек в космосе! В 9 часов 07 минут (в техническом отчёте время старта — 09:06:59,7) 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин вошёл в историю.

Из дневниковых записей Николая Каманина: «Старт прошёл отлично. Перегрузки на участке выведения заметного влияния на голос космонавта не оказывали. Радиосвязь была хорошей… В момент перехода связи со старта на Колпашево было несколько неприятных секунд: космонавт не слышал нас, а мы не слышали его. Не знаю, как я выглядел в этот момент, но Королёв, стоявший рядом со мной, волновался очень сильно: когда он брал микрофон, руки его дрожали, голос срывался, лицо перекашивалось и изменялось до неузнаваемости. Все облегченно вздохнули, когда Колпашево и Москва сообщили о восстановлении связи с космонавтом и о выходе корабля на орбиту»…

В 10 часов 15 минут по московскому времени пилот-космонавт майор Гагарин, пролетая над Африкой, передал с борта космического корабля «Восток»: «Полёт протекает нормально, состояние невесомости переношу хорошо».

Из-за сбоя в системе торможения приземление произошло не в запланированном районе. Ракета вывела корабль на орбиту с апогеем на 100 км выше, чем планировалось. Вся надежда оставалась на тормозной двигатель.  Запуститься он запустился, но выключился на 4 секунды раньше: отказал один из клапанов. Это привело к недолету и посадке Гагарина  в нерасчетный район, где его не ждали. Расчётная точка посадки корабля была в 110 километрах южнее Волгограда (Сталинграда), а с перелётом относительно расчёта — в Саратовской области, неподалёку от города Энгельса (близ села Смеловка). Гагарин приземлился в районе сверхсекретного ракетного дивизиона, где на тот момент были расположены новейшие ракетные установки С-75 М “Волхов».

Из Доклада Ю.А. Гагарина на заседании Государственной комиссии после космического полета:

«13 апреля 1961 г. СОВ. СЕКРЕТНО экз. № 1

…Я ждал разделения. Разделения нет. Я знал, что по расчету это должно было произойти через 10-12 сек. после выключения ТДУ. При выключении ТДУ все окошки на ПКРС погасли. По моим ощущениям больше прошло времени, но разделения нет. На приборе «Спуск» не гаснет, «приготовиться к катапультированию» — не загорается. Разделения не происходит. Затем вновь начинают загораться окошки на ПКРС: сначала окошко третьей команды, затем — второй и затем — первой команды. Подвижный индекс стоит на нуле. Разделения никакого нет. «Кардибалет» продолжается. Я решил, что тут не все в порядке. Засек по часам время. Прошло минуты две, а разделения нет. Доложил по КВ-каналу, что ТДУ сработало нормально. Прикинул, что все-таки сяду нормально, так как тысяч 6 есть до Советского Союза, да Советский Союз тысяч 8 км, значит, до Дальнего Востока где-нибудь сяду. «Шум» не стал поднимать. По телефону доложил, что разделения не произошло.

Я рассудил, что обстановка не аварийная. Ключом я передал «ВН» — все нормально. Через «взор» заметил северный берег Африки, Средиземное море. Все было четко видно. Корабль продолжал вращаться. Разделение произошло в 10 часов 35 минут, а не в 10 часов 25 минут, как я ожидал, т. е. приблизительно через 10 минут после конца работы тормозной установки».

Как рассказывает  Благов, хуже всего, что началась посадка над Волгой. Гагарин шел на воду. И не известно, чем бы все закончилось, если бы 30-килограммовый НАЗ (носимый аварийный запас) не отделился от спускаемого аппарата, и скорость приземления не снизилась. Выбраться из Волги в скафандре было бы большой проблемой…

Юрий Гагарин прекрасно понимал, что вернуться из полета к звездам можно на колеснице славы, но так же легко превратиться и в летающий саркофаг. Поэтому он оставил письмо жене Валентине: «В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что-нибудь случиться». Это письмо Валентине Ивановне передали семь лет спустя. Уже  после трагической гибели мужа в 1968 году.

Личный архив Владимира Вардугина.jpg
Фото из личного архива В. Вардугина 

Из всех систем космического корабля особую сложность имела система приземления. Страшась перегрузки, при ударе о землю было решено не рисковать спускать космонавта в самом аппарате. Систему сделали двухступенчатой: спускаемый аппарат и космонавт приземлялись раздельно!

На высоте 7 километров происходил отстрел люка, через который космонавт катапультировался вместе с креслом. Космонавт находился в свободном падении, ожидая раскрытия своего парашюта, до высоты 4 километра. Наконец основной парашют раскрывался, а затем отделялось кресло, которое свободно падало. Спускаемый аппарат на собственном парашюте приземлялся рядом…

В 10.48 обзорный радиолокатор радиотехнического пункта наведения Энгельсского аэродрома зафиксировал цель на юго-западном направлении на высоте 8 километров и удалении 33 километра. Цель отслеживалась локатором до Земли.

Первым спускаемый аппарат космического корабля заметил колхозный механик Анатолий Мишанин. Он ехал на мотоцикле по краю поля и притормозил у диковинного двухметрового металлического шара. Не побоялся подойти. Прикоснулся. Обшивка аппарата была ещё горячей.

Анатолий залез внутрь в открытый люк, увидел пульт управления. Всё было чудно: на окнах светофильтры, кругом таблички, кнопочки, рукоятки. Особенно поразили колхозника небольшой глобус и космическая еда в тюбиках, напоминающая зубную пасту.

Подбежавшим сельчанам Мишанин стал раздавать аварийный запас питания космонавта…

Каждый старался оторвать от спускаемого аппарата кусок обшивки.

Но подоспевшие военные оцепили капсулу импровизированной оградой: деревянными колышками и шнуром. Прилетевшие следом инженеры специальной поисковой службы Военно-воздушных сил сняли показания приборов, отключили питание, зафиксировали положение рукояток и тумблеров.

Подобрав один из ломов, что приволокли местные жители для разборки аппарата, военные выбили на нём зубилом историческую дату и заколотили в лунку рядом с «Востоком».

После, прибывшие в район приземления работники КГБ принялись изымать у местного населения детали космического корабля. На подмогу специалистам прислали из Саратова кинологов с собаками. Захваченные с «Востока» «сувениры» колхозники отдавали со слезами на глазах…

А жительница села Смеловка жена лесничего Анна Тахтарова и её шестилетняя внучка Рита оказались ближе всех к месту приземления Юрия Гагарина. Они в это время сажали картошку в огороде и наблюдали как в поле, недалеко от дома, приземляется парашютист в необычном оранжевом одеянии…

В документах приземление космонавта зафиксировано в 11.00.

Позже, в одном из интервью Анна Акимовна Тахтарова вспоминала: «Я сначала испугалась, побежала от него, а потом оглянулась, а он… улыбается».

…На поиски приземлившегося космонавта из Энгельсского аэродрома вылетела команда на вертолёте Ми-4. Но рядом со спускаемым аппаратом Гагарина не оказалось. Местные жители сообщили, что космонавт уехал на грузовике в город. Вертолёт взял курс на Энгельс. По дороге был замечен грузовик, с которого махал руками Гагарин. Его подобрали, и вертолёт полетел на базу, послав радиограмму: «Космонавт взят на борт, следую на аэродром».

d14a8ca6.jpgТам Гагарина уже ждали. Присутствовало всё руководство базы. Космонавту вручили поздравительную телеграмму советского правительства. На «Победе» Юрия Алексеевича повезли в диспетчерский пункт, а затем в штаб базы, для связи с Москвой. К полудню на аэродром с Байконура прибыли два самолёта. Ил-18 и Ан-10, на них были сам заместитель Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами Филипп Агальцов и группа журналистов.

В течение трёх часов, пока устанавливали связь с Москвой, Гагарин давал интервью и фотографировался. С появлением связи лично доложил Брежневу и Хрущёву о выполнении полёта.

О возвращении космонавта на Землю доложили в Главный штаб ВВС: «Гагарин благополучно приземлился в 23-х километрах от Саратова и через несколько минут сам позвонил в Москву…»

Юрия Алексеевича ждали на заводском аэродроме в Куйбышеве, как было запланировано заранее.

«К этому времени здесь собралась уже значительная толпа народа, — записал 12 апреля 1961 года в дневнике Николай Каманин. —Приехали: секретарь Куйбышевского обкома КПСС, председатель облисполкома, командующий ВВС округа и другие руководители. Прибытие начальства усилило приток рабочих на аэродром с территории завода. Пришлось приказать командиру самолета Ил-14, на котором прилетели Гагарин и Агальцов, зарулить на самую дальнюю стоянку.

Не успели мы на машинах подъехать к самолёту, как и здесь образовалась большая толпа. Открылась дверь самолёта, и первым стал спускаться Юра — он был в зимнем лётном шлеме и в голубом комбинезоне скафандра. Все девять часов, которые прошли с момента его посадки в космический корабль до этой встречи на куйбышевском аэродроме, я волновался и переживал за него, как за родного сына. Мы крепко обнялись и расцеловались. Со всех сторон щёлкали фотоаппараты, толпа людей нарастала. Возникла опасность большой давки, а Юра хотя и улыбался, но выглядел сильно переутомлённым. Необходимо было прекратить объятия и поцелуи. Я попросил Агальцова и Юру сесть в машину и немедленно ехать на дачу обкома. gagarin7.jpgЧаса через три из Тюра-Тама прилетели Руднев, Королев, Келдыш и другие члены комиссии…

День 12 апреля 1961 года человечество никогда не забудет, а имя Гагарина навеки впишется в историю и будет одним из самых известных».

Источник: http://www.retroportal.ru/gagarin_12_04_1961.shtml; http://rg.ru/2014/03/09/gagarin-site.html; http://weblinks.ru/blog/culture/3880.html.

Реклама