Споры о том, что лучше — фильм или книга, не утихают со дня первой экранизации. Но столкновения рядовых фанатов кинематографа и почитателей печатного слова выглядят мелочной ссорой, когда в бой вступают профессионалы своего дела.
Писатели недовольны экранизациями всегда, разнятся только причины: одних волнует смена философии, другим мало денег.
Кто же те авторы, которые с радостью вбили бы гвозди в гроб культовых режиссеров? Встречайте 10 исполненных ненависти классиков.

 

1. Эрнест Хэмингуэй VS «По ком звонит колокол» (1943)

Повод: Только не у меня дома

Эпоха Больших Стилей – «великого немого» и «золотого Голливуда» – это эпоха мирного сосуществования литературы и кино. Оба друг друга как будто бы не замечали, вкалывая каждый на своей делянке. Алексей Толстой не выдвигал никаких претензий Михаилу Калатозову за чересчур смелую интерпретацию «Аэлиты», хотя сейчас за такое же вольное обращение с текстом авторы готовы подавать в суд.

Старик Хэм с разной степенью ненависти и презрения относился ко всем фильмам, поставленным по его книгам. Особую нелюбовь он испытывал к самой первой экранизации — «Прощай, оружие» 1932 года. Хэмингуэя возмутило то, как киностудия Paramount исказила тему и идею его произведения, сведя на нет комментарии о бессмысленности войны и превратив историю в прилизанную мелодраму.

Однако публично дал знать о своем мнении лишь однажды, когда в 1943 году пытался запретить прокат «По ком звонит колокол»  (1943) в своем родном Арканзасе. Притом, что из всех экранизаций Хэмингуэя, действительно ужасных, эта, пожалуй, лучшая.

2. Станислав Лем VS «Солярис» (1972)

Повод: Творческие разногласия

Режиссер Андрей Тарковский использовал научно-фантастический роман «Солярис» как канву для воплощения собственных идей. Рассматривая историю взаимоотношений киношника и писателя, создается впечатление, что ни один из них не понял замысла друг друга.

Станислав Лем насмерть разругался с Тарковским. Любители артхауса сколько угодно могут поклоняться колоссу Тарковского, но Лем всё же имел резон, когда утверждал, что вообще не понимает, как его футуристическое произведение собрался экранизировать такой традиционалист. Лема возмущало, что в фильме не показана планета Солярис, что на первый план вышли отношения Кельвина с женой и что фантастическая часть сюжета лишена научности. По словам писателя, он писал о столкновении человека с чем-то непознаваемым, а Тарковский свел все к внутренним переживаниям героя.

Шесть недель писатель провел в Москве, обсуждая с режиссером концепцию фильма, жутко с ним поссорился, обозвал дураком и уехал домой.

«Солярис» Тарковского – это абсолютно самостоятельное творение, в котором нет ничего от Лема. Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. И когда я слышу о домике и острове, то выхожу из себя от возмущения».

Но больше всего возмущало Лема, конечно, то, что экранизировать футуристический «Солярис» (1972) взялся традиционалист: «Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле – прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот!»

Но мечте Лема увидеть вторую «Космическую одиссею 2001»
(1968) с хорошими спецэффектами, а не развернутый комментарий к картине Рембрандта «Возвращение блудного сына», не суждено было сбыться не только на Востоке, но и на Западе: версию Стивена Содерберга писатель даже не посмотрел, ограничившись разгромными рецензиями критиков.

3. Алан Мур VS «Хранители» (2009)

Повод: Сам факт существования кино, особенно голливудского

Отношение Алана Мура ко всем экранизациям его творений исчерпывается, в общем-то, одной формулировкой – «голливудские уроды, руки прочь от моих комиксов!». Комиксы, впрочем, принадлежат Муру, чьим соавтором часто выступает художник Дэйв Гиббонс, лишь наполовину, так что единственным инструментом борьбы с голливудскими уродами остается для него 1) снять со скандалом свое имя с титров 2) обозвать нехорошими словами режиссера 3) упражняться в остроумии, проклиная очередную экранизацию и всех, кто за ней стоит. Последнее, учитывая, что Мур – практикующий друид, поклоняющийся древнеримскому божеству змеи, совсем не шутка.

Если в отношении «Лиги выдающихся джентльменов» (2003) или «Константина» (2005) понять такую позицию было еще можно, то в случае с «Хранителями» (2009), которые понравились даже самым ортодоксальным фанатам Мура, британец все же перегнул палку.

Тут досталось на орехи и «глупому гомофобу» Заку Снайдеру, и «инфантильным зрителям, которых Голливуд окормляет жеванными червяками». Зак Снайдер, большой поклонник Мура, очень от этого растроился.

4.  Кен Кизи VS «Пролетая над гнездом кукушки» (1975)

Повод: Неизвестен

За сомнительную возможность экранизировать книгу «Пролетая над гнездом кукушки» ни одна серьезная киностудия браться не хотела. Обеими руками за представленный шанс ухватился европейский режиссер Милош Форман. Написанный самим автором сценарий Форман отверг, после чего Кизи заявил, что смотреть экранизацию своего романа в столь извращенном виде не станет и на смертном одре.

Много лет спустя Кен Кизи лежал в собственной кровати, переключая ТВ-каналы в поисках интересного зрелища. Неожиданно он натолкнулся на довольно любопытный фильм. Лишь по прошествии нескольких минут он понял, что же это за картина, и тут же переключил на другой канал.

Между тем, сам фильм получил сразу нескольких «Оскаров» в номинациях: «Лучший фильм», «Лучшая режиссерская работа», «Лучший адаптированный сценарий», «Лучшая мужская роль» и «Лучшая женская роль».

Точка зрения Кена Кизи на фильм Милоша Формана так и осталась бы тайной, не оброни писатель в разговоре с Чаком Палаником, что всегда ненавидел этот фильм.

О чем Паланик и поспешил сообщить в предисловии к знаменитому роману. Узнать мнение Кизи в подробностях уже нельзя: в 2001 году писатель умер.

5. Филип Дик VS  «Бегущего по лезвию бритвы» (1982)

Повод: Электрические овцы

Филип Дик, как и всякий литератор, которого упорно не экранизировали, не любил кино, а на вопрос, какой научно-фантастический фильм впечатлил его сильней всего, вспоминал «Близкие контакты третьего вида» (1977), которые не показались ему фантастическими вообще, потому что писатель отлучился в туалет за десять минут до окончания картины.

Известно, что от сценария «Бегущего по лезвию бритвы» (1982) Дик пришел в ярость и даже подумывал наложить запрет на экранизицию или, на худой конец, снять свое имя с титров, последовав примеру Роджера Желязны.

Трактовка Ридли Скоттом его повести «Грезят ли андроиды об электроовцах» казалась ему категорически неверной, персонаж Гаррисона Форда – вульгарной копией настоящего Рика Декарда, не говоря о том, что ключевой образ – собственно электрическую овцу, которую держит у себя дома главный герой – в сценарии просто вырезали.

Дик, умерший незадолго до премьеры, так и не увидел «Бегущего по лезвию» полностью – писателю показали лишь кадры со спецэффектами, которыми он остался доволен. Но нет никаких сомнений, что если бы фантаст не отлучился в туалет и увидел позорный хэппи-энд «Бегущего по лезвию», творение Скотта показалось бы ему еще менее фантастическим, чем фильм Спилберга.

6. Стивен Кинг VS «Сияние» (1980)

Повод: Неудовлетворенные режиссерские амбиции Стивена Кинга

Это, наверное, самый известный пример, когда писатель и режиссер экранизации, что называется, не совпали. При этом Стэнли Кубрик снял картину, признанную шедевром и одним из лучших хорроров за всю историю кино. Кинг же настойчиво продолжает ненавидеть киноверсию.

Во-первых, Кубрик весьма вольно повелся с литературным источником, по-своему расставив акценты, изменив детали. Во-вторых, роман «Сияние» был для Кинга очень личным, отображая его отношения с родными в период алкогольной зависимости. Кроме того, Стивен Кинг не одобрил Джека Николсона в главной роли и даже просил режиссера не брать этого исполнителя в картину.

Кинг так возненавидел фильм Кубрика, что в качестве альтернативной версии «Сияния» (1980) сам спродюсировал телесериал – ничем не примечательное зрелище, в котором, однако, сделано «все по правилам». До сих пор имея зуб на киноклассика, Кинг при этом вполне лояльно относится к прочим, откровенно посредственным, экранизациям своих романов.

В 1986-м писатель решил показать городу и миру как должен выглядеть образцовый «фильм по Кингу» и сел в режиссерское кресло сам. Результатом стало «Максимальное ускорение» (1986) – беспощадный трэш 80-х про взбесившиеся грузовики.

7. Энн Райс VS  «Интервью с вампиром» (1994)

Повод: Том Круз

Выпустив книгу в середине 70-х, писательница уже тогда прикидывала, как может выглядеть фильм по ее тексту. Она написала сценарий, представляя в роли Луи самого Алена Делона. Позже Райс планировала сделать из этого персонажа женщину, так как сексуальное напряжение между Луи и Лестатом могло не понравиться продюсерам.

В 90-х писатели были уже достаточно умны, чтобы скорчить кислую мину по случаю неизбежной экранизации своего бестселлера, а сразу после ее премьеры поменять выражение лица на прямо противоположное. Так, Энн Райс, заручившись поддержкой многочисленной армии фанатов, целый год вела шумные боевые действия против «Интервью с вампиром» (1994), требуя поменять Тома Круза на Рутгера Хауэра.

После премьеры, однако, оружие было сложено, Круз оказался «милашкой», фанатам же осталось проглотить пилюлю и сдаться на милость голливудскому маркетингу.

8. Уинстон Грум VS «Форреста Гамп» (1994)

Повод: Деньги

Собственно, к 90-м годам невыплата зарплаты осталась единственной уважительной причиной, по которой писатель мог возненавидеть экранную версию своего романа: творческие расхождения с Голливудом остались в прошлом и волновали лишь честных шестидесятников, самоуверенных упрямцев типа Кинга, или британских друидов, как Алан Мур, от которых мало чего зависело.

Вышедший в 1994 году фильм по произведению Грума «Форрест Гамп» собрал 600 миллионов долларов в прокате, Том Хэнкс получил гонорар в 20 миллионов долларов, а писатель… писатель не получил за свой труд ничего (по договору ему должны были выплатить 3% от прибыли).

Продюсеры заявили, что затраты на пост-продакшн и рекламу превысили бюджет и фильм себя не окупил. К тому же его имя ни разу не было упомянуто на церемонии «Оскар», где фильму вручили 6 статуэток.

Единственный положительный итог – Грум отказался продавать права на второй роман, так что сиквела «Фореста Гампа» не предвидится.

9. Урсула Ле Гуин VS «Земноморье» (2006)

Повод: Раздвоение Миядзаки

Хаяо Миядзаки всю жизнь мечтал экранизировать цикл романов о Земноморье Урсулы Ле Гуин. В какой-то момент писательница, уяснившая наконец, что Миядзаки – не «какой-то японец», канючивший у нее в 80-х права на экранизацию, а великий режиссер – тоже размечталась, чтобы «Земноморье» /Gedo senki/ (2006) экранизировал именно он.

Получив добро, Миядзаки экранизировал фэнтези, но оказался он не Хаяо, а Горо – сыном режиссера, о существовании которого Ле Гуин узнала во время закрытого показа фильма.

От последовавших объяснений, что режиссер-отец был занят на другом проекте, Ле Гуин рассвирипела еще больше и разразилась на своем сайте гневным письмом, из которого следует, что писательницу элементарно надули, подсунув другого Миядзаки.

10. Энтони Берджес VS  «Заводной апельсин» (1971)

Повод: 21 глава романа, игнорированная Кубриком

Перед тем, как наступить на любимую мозоль Стивену Кингу, Кубрик, отлично разбиравшийся в литературе, и вообще – самый, наверное, «литературный» режиссер, получил тихий, но болезненный выговор от Энтони Берджеса.

Берджес не просто возненавидел кубриковский «Заводной апельсин» (1971). Он возненавидел его концептуально: точку зрения Берджеса на фильм Кубрика до сих пор приводят в качестве примера, демонстрирующего отличие кино от литературы в худшую, естественно, сторону.

Главный вывод: чтобы сделать хороший фильм, нужно в какой-то момент просто забыть о ее существовании. Как забыл Кубрик о финальной главе »Заводного апельсина». Останься она в сценарии – и герой Малколма Макдауэлла раскаялся бы в своих злодеяниях против человечества. Вы в это верите? Мы – не очень.

Анджей Сапковский прославился на весь мир циклом романов о ведьмаке Геральте из Ривии. Насколько популярной стала польская франшиза, можно судить по тому, что на её основе создали не только фильм, но и модную игру. В 2001 году появилось польское же кино «Ведьмак». Режиссурой занимался не последний в Польше кинохудожник Марек Бродский. Когда у автора спросили мнение об экранизации, он не пожелал отвечать, мотивируя это тем, что: «Сейчас пост, польский католик, шляхтич не может ругаться матом в пост!»

Нил Гейман вообще не верит в возможность адекватных экранизаций. Ему категорически не понравилась первая же попытка киностудий пересказать его творчество языком кино – «Sandman». Недовольство, правда, не мешает писателю с завидной регулярностью продавать права на экранизации. Нилу Гейману не пришлась по душе даже «Звёздная пыль» – милое кино, максимально удаленное от своего литературного оригинала.

Наконец, не стоит забывать о драматическом противостоянии, которое развернулось вокруг «Властелина колец». Сам профессор Толкин, к счастью, лишен возможности сказать своё веское слово, но его сын Кристофер не поленился основать целое общество, занятое исключительно презрением к американским экранизациям. Толкин-младший обвиняет кинематографистов в том, что они опошлили произведения его отца, лишив их идейной и философской подоплеки. Считаете, что фэнтези – эта такая красочная сказка для взрослых, уютный красивый мирок? Что ж, тогда придется признать, что Кристофер Толкин в чем-то прав.

Источник:blogovo-wolf.blogspot.ru

Реклама