Луна и гроза, кофе и сигары, профессия Штольца и чин Обломова — объясняем, что хотел сказать Иван Гончаров с помощью не всегда заметных читателю деталей

1. Тайна грозы

В главе «Сон Обломова» автор описывает благодатную обломовскую погоду:

«Грозы не страшны, а только благотворны там: бывают постоянно в одно и то же установленное время, не забывая почти никогда Ильина дня, как будто для того, чтоб поддержать известное предание в народе. И число и сила ударов, кажется, всякий год одни и те же, точно как будто из казны отпускалась на год на весь край известная мера электри­чества».

На первый взгляд этот фрагмент кажется почти случайным. Обращает на себя внимание разве что упоминание Ильина дня: «известное предание в народе» — это поверье, что в Ильин день нельзя работать, чтобы не убило громом. Вспом­ним, что главного героя романа зовут Илья Ильич — и он не хочет работать не только в свой день ангела, но и вообще никогда. Впрочем, гроза в этом отрывке объясняется не только с помощью народного поверья об Илье-пророке как покровителе грома — то есть глазами человека, верящего в «известное пре­дание». Гроза подается одновременно и рационально. Точка зрения жителя Обломовки, который верит в «известное предание», как бы сопоставляется с точкой зрения рационалиста Штольца: этот герой еще не появился на стра­ницах романа, но его голос, скептически оценивающий народные суеверия, уже звучит. Такая двойная точка зрения будет определять повествование и дальше.

2. Тайна слова «луна»

Рассказчику нравится Обломовка, но он не видит в ней ничего поэтичного:

«Бог знает, удовольствовался ли бы поэт или мечтатель природой мир­ного уголка. Эти господа, как известно, любят засматриваться на луну да слушать щелканье соловьев. <…> А в этом краю никто и не знал, что за луна такая, — все называли ее месяцем. Она как-то добродушно, во все глаза смотрела на деревни и поле и очень походила на медный вычищенный таз».

Поэтический образ луны в «обломовском» сознании отсутствует, и нам сооб­щают об этом не случайно. В романе многократно упоминается ария «Casta diva» из оперы Беллини «Норма». Сначала Обломов мечтает, как ее будет исполнять его будущая жена, а затем эту каватину исполнит Ольга Ильинская, после чего Обломов признается ей в любви. Название арии переводится на рус­ский как «Пречистая богиня», но посвящена она вовсе не Богородице, как ино­гда утверждают, а богине луны. Об этом помнит и сам Обломов:

«…как выпла­кивает сердце эта женщина! Какая грусть заложена в эти звуки!.. И никто не знает ничего вокруг… Она одна… Тайна тяготит ее; она вверяет ее луне…»

Итак, любовь Обломова к Ольге ассоциируется с романтическим образом луны — которого, однако, не знали в патриархальной Обломовке. Неуди­вительно, что история их отношений заканчивается печально.

3. Тайна любви Обломова к Ольге

Расставшись с Ольгой, Обломов впадает в оцепенение:

«Снег, снег, снег! — твердил он бессмысленно, глядя на снег, густым слоем покрывший забор, плетень и гряды на огороде. — Всё засы­пал! — шепнул потом отчаянно, лег в постель и заснул свинцовым, безотрадным сном».

Почему герой не мог твердить ни о чем, кроме снега? Потому что любовь Об­ломова к Ольге развивается в соответствии с временами года. Герои встре­чаются в мае, и символом их любви становится ветка сирени — с нею Обломов несколько раз прямо сравнивает свои чувства. Пика интенсивности отношения достигают летом, а осенью Обломов, подавленный много­численными житей­скими трудностями, стремится избежать встреч с Ольгой, притворяется боль­ным и так далее.

Когда они расстаются, идет снег: годовой природный цикл завершен, и с этим ничего нельзя поделать. Таким образом, и в своей любви герой опять оказы­вается порождением родной деревни — места, где «годовой круг» повторяется «правильно и невозмутимо».

4. Тайна кофе и сигар

Размечтавшись, Обломов описывает идеальную, как ему кажется, жизнь своему единственному другу Штольцу.

«До обеда приятно заглянуть в кухню, открыть кастрюлю, понюхать, посмотреть, как свертывают пирожки, сбивают сливки. Потом лечь на кушетку; жена вслух читает что-нибудь новое; мы останавливаемся, спорим… Но гости едут, например ты с женой. <…> После обеда мокка, гавана на террасе…»

Что значит упоминание кофе мокка и кубинских сигар? Чтобы понять это, обратим внимание на реакцию Штольца: тот внимательно слушает друга, но с самого начала уверен, что даже в мечтах Обломов не может придумать ничего лучше Обломовки: «Ты мне рисуешь одно и то же, что бывало у дедов и отцов». Штольц явно неправ. Традиционный, «обломовский» уклад жизни не может удовлетворить главного героя, а мечту его «обломовскими» словами даже не описать: кофе, сигары, террасы — все это следы учебы в университете, прочитанных книг. Обломов, как бы он ни был ленив, образованный петербур­жец и далеко ушел от Обломовки.

5. Загадки восточной войны

Обломов читает газеты и узнаёт, «…зачем англичане посылают корабли с войском на Восток…».

Что за военные действия на Востоке имеются в виду? Скорее всего, англо-китайские «опиумные войны», последствия которых Гончаров лично наблюдал во время своего пребывания в Китае и описал во «Фрегате „Паллада“». Однако дело даже не в этом. Отправка английских войск на Восток упоминается как минимум четырежды в разных местах романа, а ведь его действие длится не­сколько лет. Получается, что не только главный герой застрял как бы в застыв­шем времени, где ничего не происходит, но и мировые новости (а герои романа очень любят обсуждать новости) все время одни и те же. Газеты, казалось бы обязанные следить за последними известиями, сообщают о как будто беско­нечно повторяющихся событиях. Не один Обломов — весь мир никак не может сдвинуться с точки.

6. Тайна коллежского секретаря

Вот как рассказчик представляет нам Обломова:

«Обломов, дворянин родом, коллежский секретарь чином, безвыездно живет двенадцатый год в Петербурге».

Коллежский секретарь — это чин X класса, то есть не самый низкий. Как Обломов мог получить такой чин? А вот это действительно не очень понятно, причем даже комментаторам Полного собрания сочинений Гончарова, которые и обна­ружили эту загадку. Можно предположить, что Обломов окончил университет кандидатом, то есть с особым успехом, и получил этот чин сразу после выпуска (вот только учился Обломов не особенно прилежно). Если же Обломов не был кандидатом, у него должен быть чин XII класса — губернский секретарь. Но мы знаем, что герой «прослужил кое-как года два», а значит, не мог успеть выслужить два чина. Более того, в черновиках романа Обломов прямо назван губернским секретарем. В общем, правдоподобного объяснения у чина Обло­мова нет. Остается предположить, что здесь действует какой-то другой прин­цип. Именно X класс был у гражданской жены Обломова, вдовы Агафьи Мат­веевны Пшеницыной (жены и вдовы чиновников считались в том же чине, что и мужья). Возможно, это совпадение — ироничный намек на своеобразное «родство душ» Обломова и Агафьи Матвеевны.

7. Тайна Штольца

Штольц предлагает Обломову не «погибать молча», сидя сиднем, а бежать куда-то и заняться делом:

«Куда? Да хоть с своими мужиками на Волгу: и там больше движения, есть интересы какие-нибудь, цель, труд. Я бы уехал в Сибирь, в Ситху».

А каким делом занимается сам Штольц? В романе постоянно говорится о некой бурной деятельности, которую ведет Штольц, но без всякой конкретики: непо­нятно, должен ли читатель догадаться сам, чем занимается Штольц, или раз­гадки попросту нет. С одной стороны, вполне возможно, что эта деталь под­черкивает многосторонность Штольца: он может делать буквально все что угодно, поэтому не очень важно, в чем конкретно состоит его деятельность. С другой стороны, как заметила литературовед Людмила Гейро, разбросанные по тексту романа упоминания мест, где часто бывает Штольц, совпадают со списком районов, где добывали, покупали и продавали золото. Если это так, то Штольц — золотопромышленник. Интересно, что Ситха, куда хочет отпра­виться Штольц, находится на Аляске, но это как раз ничего не говорит о его связях с добычей золота: во время написания романа о существовании на Аляс­ке запасов драгоценного металла еще не было известно.

Источник:arzamas.academy

Реклама