Вчера мы публиковали рекомендации известного критика Галины Юзефович. А сегодня, хотим опубликовать рекомендацию коллеги, работника нашей библиотеки. Все мы читаем (что не удивительно), но читаем разное. Ведь мы тоже — разные, с разными предпочтениями. У каждого библиотекаря свой шорт-лист в литературе, и не только художественной. Сейчас, в условиях самоизоляции, мы не можем порекомендовать вам книги лично, поэтому будем публиковать рекомендации онлайн.
Кадзуо Исигуро — британский писатель японского происхождения. И пусть в пять лет он с семьей переехал в Англию, на мой взгляд, он японец. В его книгах ощущается японский менталитет и дух японской культуры. Александр Николаевич Мещеряков — японовед, говорит, что японская культура близорука. Для японцев характерна высокая степень оседлости, которая связана прежде всего с системой традиционного хозяйствования. И, естественно, живя на одном месте, они научились тщательно структурировать и прорабатывать ближнее пространство. Отсюда у японцев склонность к мелким прорисовкам и изяществу. И эта склонность присуща и Исигуро.

Японские и авторы и художники в большинстве своем(на мой взгляд) — импрессионисты. Они передают впечатление. Исигуро — импрессионист с большой буквы. У него нет как таковых историй. Вернее есть, но только то что его герои сами желают рассказать. Иногда хочется узнать всю историю с начала и до конца — интересно. Но нет, есть середина, то что происходит сейчас. Все остальное — впечатления. Я не могу сказать с чего началось или чем кончится — конкретно, но есть ощущение, впечатление(желание может быть) что все будет или было именно так. Наверно благодаря этому каждый читающий получит о книге свое мнение, у каждого будет своя история…
«Там где в дымке холмы» и «Художник зыбкого мира» — впечатления о послевоенной Японии. Автору удается не рассказывая о Японии как таковой рассказать о ней очень многое через поступки, мысли героев, через события происходящие с ними. Япония вместе с той войной потеряла очень многое. И не только в материальном смысле. Война обрушила колосса стоявшего веками — традиции. Она расколола страну надвое. Старшее поколение — чтящее традиции, живущее по ним, гордящееся историей. И молодое — потерявшее веру во все кроме самих себя, осуждающее все то что делало старшее и как жило. Отвергающее кодекс бусидо, ранжированность, консерватизм, безумный патриотизм. Не желающее чтобы кто-то или что-то решали за них — как жить и как умирать.Они обвиняли старшее поколение, правительство(страшный проступок) в том что они развязали никому не нужную войну на которой погибло столько блестящих, достойных молодых людей. Многие из старшего поколения не могли принять «новый мир» или не хотели. Поэтому добровольно уходили из жизни. Некоторые мечтали вернуть «старый строй», пытались устраивать перевороты…(все мы помним Мисиму и чем это для него кончилось, вернее как он это закончил). Остальные пытались с этим жить и мириться однако так же бесплодно. Огромная, непробиваемая стена разгородила поколения… прервала связь. Именно об этом и пишет Кадзуо рассказывая истории своих героев. В этих книгах нет ветеранов той войны, есть только люди пытающиеся жить в этом мире. Нет ужасов, нет патриотизма. Да и того о чем я сейчас рассказала тоже как будто нет… есть дымка окружающая героев, рисующая картины зыбкого мира — уже не возвратимого прошлого и еще такого неясного будущего.
«Остаток дня» — «кодекс бусидо» английского дворецкого. Герой произведения — образцовый английский дворецкий. Даже слишком образцовый… Образы Дживса и Бэриморра гротескно увеличены и слиты в одно. Стивенс — Дворецкий(именно Дворецкий). Вся его жизнь была посвящена служению хозяину — Лорду Дарлингтону. И это не пустые слова, а именно — вся жизнь, помыслы, поступки, ВСЕ абсолютно было принесено на алтарь этому служению… И вот хозяин умирает, и в поместье новый хозяин — американец.У него более демократическое отношение к слугам, он шутит, советуется. И это становится для Стивенса испытанием. Он не может решить для себя дилемму — как отвечать на шутки — тоже шутить? Но он этого не умеет, пытаясь шутить он ставит себя в неловкое положение(и хозяин остается им не доволен — по его мнению). А советовать хозяину хоть что-то — вообще нонсенс! Слуга в понимании Стивенса — почти предмет мебели, незаметный но незаменимый. Для него главное — чтобы хозяину было хорошо и комфортно. И вот, раздираемый противоречиями, он отправляется в путешествие по Англии — новый хозяин узнав что за все 50 лет Стивенс фактически ни разу не покидал поместья предлагает ему машину и оплаченный бензин. В дороге Стивенс размышляет о роли дворецкого, о понимании понятия «великий»Дворецкий», об особенностях и качествах необходимых Дворецкому. И незаметно для себя приходит к выводу что пик его карьеры прошел, что уже ничего великого, того о чем будут вспоминать следующие поколения дворецких — не совершит. Что собственно жизнь его кончилась вместе со смертью его предыдущего хозяина. Он одинок, пора великих свершений прошла и все что ему остается — доживать старость и пытаться научиться шутить, для чего он тренируется по нескольку часов в день и штудирует собрания шуток. Вот казалось бы и все… Но автор, на последних страницах, всего лишь одним абзацем дает надежду своему герою. А слова «остаток дня» — открывают второе дыхание не только у героя но и у читателя.

И закончить я хочу, формулировкой, с которой Исигуро вручили Нобелевскую премию — «…в романах огромной эмоциональной силы раскрыл пропасть, таящуюся под нашим иллюзорным чувством связи с миром».