Анхела Бесерра Музыка любви.
Аннотация: «В небольшой квартире, каких много в небогатом барселонском квартале Борне, обнаружены трупы мужчины и женщины, одетых в подвенечные наряды, причем оба усопших — весьма преклонного возраста. Что связывало этих людей? И что заставило их уйти из жизни? Их дети пытаются найти разгадку трагедии, и на этом пути им суждено пройти через трудные испытания, понять себя, по-новому взглянуть на прошлое и — обрести любовь…»

По названию и аннотации — типичный любовный роман. И да, все так, но не только. Это типичный латиноамериканский роман о любви. Вам нужен пример? Пожалуйста — Габриэль Гарсиа Маркес «Любовь во время чумы». О! Это страсти бьющие через край, любовь на всю жизнь, страдания, смерть и много еще чего. Это гротескная любовь, любовь в чистом виде, излишняя, режущая глаз нереальностью и пафосом. НО! Это позволяет окутать книгу флером нереальности, нежности, романтики, страсти и еще чего то такого… о чем сложно говорить. Из категории ощущений. Оно накрывает с головой, укутывает, дарит крылья? И с одной стороны ты посмеиваешься — ну, это автор загнул… А с другой замираешь тянешься за возникшим… Чувством? Запахом? Мечтой? Желанием? Не знаю… Но у этого: пряный, солоноватый запах моря, ветер наполненный солнцем, нежность горячей кожи, звук выдоха. Это книга о том что человек без любви жить не может. НЕ может. Категорически. Гротескный рассказ о гипертрофированной любви. Не больше, но и не меньше.
Финал известен с самого начала. И если честно… Не дочитывайте эту книгу до конца… Хотя нет, там такой прекрасный момент про сердце наполненное розовой водой… Но конец не хорош. Банален. Затянут, да. И я так и не поняла зачем нужна была авария… Или тогда не стоило их воскрешать… Короче конец сносит книгу к банальнейшему «розово-сопливому» чтиву. И это было разочарование. Зато все что «до», наполненное светом, музыкой, запахами и особым латино-американским акцентом выше всяких похвал.

Цитаты

«— И почему любовь нас так калечит? — Возможно, потому что это истонное чудо, а чудеса не проходят даром. Но кто не любил, тот, считай, и не жил.«

«Живописные закаты всегда были ей по карману: душа, чувствительная к красоте, служила проходным билетом на великолепный бал, не требующий ни вечерних туалетов, ни соблюдения протокола. Ничего не могло сравниться с этим буйством цветов и оттенков. Солнце, заходящее над морем, — это самый древний спектакль, величественная опера, где сопрано сливается с тенором и рояль подхватывает рыдание скрипок.»

«<…> старики видят иначе, чем молодые. Морщины существуют только в воображении юных, они морщин боятся. А почему боятся? Потому что не понимают. <…> Мы же смотрим сквозь время. Должны же быть какие-то преимущества у наших преклонных лет, не так ли? Мы видим возраст не плоти, но души.»

«Мы всегда будем вместе — знаешь, почему? Потому что у нас одна душа на двоих. Как бы далеко ты ни уехала, все равно останешься со мной, а я с тобой. Мы связаны волнами, музыкой, ветром.»

«У влюбленности и несварения желудка одинаковые симптомы <…> Разница только в том, что от второго существует лекарство.»

«Человек стареет только в зеркале, дух же его волен парить на любой высоте, а настоящая любовь не знает ни возраста, ни смерти.»