Лоуренс Блок «Вор во ржи»

Аннотация:
Бывают благородные разбойники — например, славный Робин Гуд, бывают джентльмены-грабители — взять хотя бы знаменитого Рокамболя или Арсена Люпена, ну а Берни Роденбарр, герой замечательной детективной серии Лоуренса Блока, — вор-интеллектуал, знаток литературы и искусства. Днем он продает книги в своем букинистическом магазине, а по ночам превращается в вора-виртуоза. И вот однажды, проникнув в номер отеля за письмами «великого затворника» Фэйрберна, он находит убитую женщину…

Когда к вам в руки попадет эта маленькая коричневая книжица, с ключами на обложке и вы ее откроете и начнете читать, то пусть вас не обманут первые 2о страниц занудных описаний и непонятно к чему начатых разговоров… Ибо если вы не обманетесь и продолжите читать то дальше вас ждут почти 400 страниц совершенно замечательного детектива. Ироничного, тонкого(ни боже мой, ни разу не похожего на Хмелевскую, и уж конечно не на Донцову!). С массой забавных диалогов с подтекстом и разговоров о книгах и писателях…

Главный герой — Берни Роденбарр — вызовет в вас неконтролируемое бурление зависти. Посудите сами: он довольно молод, хорош собой и довольно харизматичен, не беден, остроумен, неплохо образован и, что самое главное, имеет собственный букинистический магазин. К середине книги у вас приключится настоящая завистная интоксикация, даже если вы, до того, как приступили к чтению, и подумать не могли, что иметь букинистический магазин — это так круто. Но мало этого, этот милейший господин ещё и вор! Что, естественно, влечёт за собой всю ту особую романтику, которая должна сопутствовать человеку, по его собственным словам, наделённому талантом к вскрытию замков без помощи ключа. А потому — перед ним открыты все двери, за которыми можно найти колье с рубинами в двадцать два карата, личную переписку легендарного писателя или возможность раскрыть убийство, а то и парочку.

Лоуренс Блок посвятил эту книгу Дж. Д. Сэлинджеру, и вывел его в качестве одного из главных действующих лиц этого произведения, хотя в романе ему присвоен псевдоним Гулливер Фэйрберн, т.к. роман был написан при жизни самого Дж. Д. Сэлинджера. Критики отмечают необыкновенное сходство созданного Блоком персонажа с великим оригиналом. Это добавит очарования чтению этого произведения.

Короче говоря, если вы дочитаете книгу до конца, то нисколько не пожалеете о потраченном времени, и даже первые страницы окажутся логичным и уместным введением к последующему празднику жизни.

Цитаты:

Любовь расцветает — и любовь увядает. У завтра нет слов для вчера.

— Я не просто коллекционирую книги. Я коллекционирую человека. Я тут же представил, как он с огромным сачком для ловли бабочек гоняется по горам и долам за перепуганным Гулливером Фэйрберном.

— Мне кажется, — рассудительно продолжила она, — что этот напиток становится лучше по мере употребления. В этом суть настоящего виски, ты со мной согласен? — Я думаю, это подтверждает наличие в нём алкоголя.

Я встал, принял душ и побрился. Голова всё-таки не раскололась, и желудок меня не подвел. В несессере с бритвенными принадлежностями нашёлся аспирин, причём в достаточном количестве. Я надел свежие носки и свежее белье — на случай дорожного происшествия или полицейского дознания — и рубашку, штаны и пиджак, которые были на мне накануне. Приятно было обнаружить, что рубашка и брюки висят на вешалке, а пиджак — на спинке кресла. Это показалось мне Очень Хорошим Признаком. Если я сумел развесить свои вещи, значит, я был не так уж плох, верно? Ох уж эти невинные обманы, которыми мы тешим своё самолюбие. Память, враг тщеславия, уверяла, что я был совсем плох. Аккуратность — это еще не трезвость.

— У меня не так много есть, — ответил я. — Несколько книг, расположенных в алфавитном порядке на полках в разделе художественной литературы. У меня есть «Ничей ребенок», но это всего лишь часть тиража. — У меня есть первый. — Я и не сомневался. — И десятый, — добавил он. — В новом супере. И четырнадцать — в бумажных обложках. — Значит, вы можете давать их читать друзьям. Он задохнулся от одного моего предположения. Я не понял, что поразило его больше — мысль о том, что у него могут быть друзья, или о том, что с ними можно делиться книгами. Вероятно, и то и другое.

Коллекционеры способны свести вас с ума. Они все немного не от мира сего, но мир букинистической книги без них не мог бы существовать, потому что они покупают книг больше, чем кто-нибудь ещё. Они покупают книги, которые уже читали, и книги, которые никогда не будут читать. На самом деле у них нет времени на чтение. Они слишком много корпят над книжными каталогами и рыскают в дешёвых магазинах, на книжных развалах и… ну да, в лавочках вроде моей.

Таких потрясающих женщин я не встречал уже много лет и только молил Бога, чтобы пришел лифт и унес ее к чертовой матери из моей жизни.

Использованы материалы сайта Литрес