Аннотация: Выдающийся израильский романист Давид Гроссман раскрывает сюжет о библейском герое Самсоне с неожиданной стороны. В его эссе этот могучий богатырь и служитель Божий предстает человеком с тонкой и ранимой душой, обреченным на отверженность и одиночество. Образ, на протяжении веков вдохновлявший многих художников, композиторов и писателей и вошедший в сознание еврейского народа как национальный герой, подводит автора, а вслед за ним и читателей к вопросу: «Почему люди так часто выбирают путь, ведущий к провалу, тогда, когда больше всего нуждаются в спасении? Так происходит и с отдельными людьми, и с обществами, и с народами; иногда кажется, что некая удручающая цикличность подталкивает их воспроизводить свой трагический выбор вновь и вновь…»

Израильский писатель, драматург, публицист и журналист Давид Гроссман родился в Иерусалиме в 1954 году. Отец будущего писателя был родом из Польши. До Земли Обетованной Гроссман-старший добрался в 1933 году, когда в Германии к власти пришел Адольф Гитлер. Почти все родные и близкие Ицхака Гроссмана, оставшиеся в Польше, были убиты или пропали без вести во время Холокоста. Мать Давида, Михаэлла, родилась в Иерусалиме, где повстречалась с Ицхком и вскоре вышла за него замуж.

Давид Гроссман окончил Еврейский университет, в котором изучал философию и театральное искусство. Работал радиоведущим на «Голосе Израиля», причем свою карьеру на радио, которая длилась четверть века, Гроссман начал в возрасте… девяти лет, посылая свои корреспонденции в студию молодежного вещания — совсем как сэлинджеровский герой из «Девяти рассказов» Сеймур Гласс.

Давид Гроссман работал диктором, выступал актером в радиопьесах, был автором серии радиопередач, из которых и родилась его первая повесть «Дуэль» (1982). Однако в 1988 году Гроссмана уволили из Государственного управления теле-и радиовещания за публичный протест против ограничений свободы слова.

Первый же роман Гроссмана «Улыбка козленка», по мотивам которого был снят фильм, получил Литературную премию премьер-министра Израиля. Наибольшую известность, как у себя на родине, так и за рубежом, писателю принес его роман «См. статью „Любовь“» о жизни евреев, переживших Холокост. Этот роман можно назвать настолько же историческим, насколько и семейным.

В послужном списке Давида Гроссмана более одиннадцати литературных премий, среди которых такие, как Премия Нелли Закс (1991), Премия Сапира (2001), Премия Альбатрос (Германия) — за книгу «Женщина, убегающая от вести», Премия Ганса и Софи Шолль (2008). В 2017 году за роман «Как-то входит лошадь в бар» Давид Гроссман был удостоен Международной Букеровской премии (Man Booker International Prize). 

«Львиный мед. Повесть о Самсоне» не художественное произведение, это эссэ. Совсем небольшое по объему и очень глубокое по содержанию. В ветхом завете история о Самсоне короткая. Так мало о Самсоне как человеке — буквально пунктиром, подробно расписаны только его деяния. Гроссман решил восполнить этот пробел «Буквально «пошагово» анализируя историю жизни «назорея Божьего», Гроссман задается многими вопросами и не скрывает чувств, возникающих в его душе под влиянием прочитанного. Почему отец Самсона Маной использует канцеляризмы («что нам делать с имеющим родиться младенцем?»), а его жена еще до рождения хоронит собственное чадо («ибо младенец от самого чрева будет назорей Божий до смерти своей»)? Почему Самсон никому не говорит о своей победе надо львом, а пчелы, которые, как известно, отличаются прекрасным обонянием, вдруг решили отложить мед в тухнущей на солнцепеке львиной туше? Почему богатырь Самсон на собственной свадьбе не показывает какой-нибудь атлетический фокус, а загадывает,  довольно заумную загадку? И, наконец, если уж Самсон решил поджечь поля филистимлян, то зачем надо было устраивать настоящее «шоу с пылающими лисицами», прикрепляя по факелу к ровным счетом тремстам (!) лисицам, связанным попарно (!!)?»
Эти и многие другие вопросы задает себе автор и дает на них ответ. Гроссман, за скупыми словами Библии, разглядел Самсона — человека, а не героя. Живого, реально существующего — чувствующего, любящего, страдающего, недолюбленного и недопонятого. И сделано это с любовью и даже трепетом. Гроссман не пытается нам доказать реальность своего героя, он просто рассказывает о реальном человеке. Он рассказывает о страданиях матери знающей о богопосвященности ребенка до его рождения и о том как трудно любить такого сына. Об отце никогда не считавшим ребенка своим. Об израильтянах для которых их герой — обуза. Теперь, благодаря Давиду Гроссману, история Самсона стала понятна и трагизм ее трогает.

Биография автора из статьи с сайта «Лабиринт»