Маркова Вера Николаевна. Русский голос японской литературы.

Мне очень хотелось рассказать вам о Вере Николаевне Марковой. Те, кто увлекается японской литературой и поэзией, наверняка знакомы с этим замечательным переводчиком.
А для тех кто незнаком с этим именем — Вера Николаевна Маркова (1907—1995) — русская советская поэтесса и переводчица, филолог, исследователь японской классической литературы.

«Выразить «то, что позволяет пережить невидимое, недосказанное, более всего ценится в поэзии. В намеке – говорит Дайсэцу Судзуки – вся тайна японского искусства. Хайку – повод для встречи мига с Вечностью. Они даже не пишутся, а возникают, появляются неожиданно, как раскрывается цветок, и никто ему не указ…»

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса, перевод В. Марковой.

«Ни с чем несравнимое наслаждение получаешь, когда в одиночестве, открыв при свете лампады книгу, приглашаешь в друзья людей невидимого мира и тем более, если этот друг твой Учитель, родная душа». А эти слова принадлежат поэту-монаху Кэнко-хоси (IV в.), автору знаменитых «Записок от скуки», второй по известности книге «дзуйхицу» (чисто японский жанр, буквально, «следовать кисти», не навязывая ничего от себя). Первые же дзуйхицу – «Записки у изголовья» – написала Сэй Сёнагон (Х в.). Кто их сегодня не знает!
Уж сколько раз переиздавали по всему миру, а все мало. Отчего же «Записки у изголовья», описывающие жизнь придворной аристократии тысячелетней давности, так пленяют нас?
Не оттого ли, что к ним прикоснулась рука Мастера, Веры Марковой?»

Маркова Вера Николаевна. Русский голос японской литературы., изображение №2

Вера Николаевна родилась в Минске 4 марта 1907 года в семье железнодорожного инженера. Поступив на филологический факультет Петроградского университета, Вера Маркова услышала от студентов, что самые увлекательные лекции по филологии читает востоковед Николай Иосифович Конрад. Это и решило ее судьбу.

Мацуо Басё
Мацуо Басё

Талантливый поэт-переводчик Вера Маркова блистательно перевела на русский язык многие шедевры, созданные гением японского народа, донеся их самобытность и своеобразие.

Камидзима Оницура
Камидзима Оницура

В ее переводах вышли «Отикубо-моногатари», «Такэтори-моногатари», поэзия Сайгё, знаменитый литературный памятник тысячелетней давности – «Записки у изголовья» Сэй Сёнагон, драмы Тикамацу, хайку Мацуо Басё и поэтов его школы, новеллы Сайкаку, пьесы театра «Но», японская поэзия XX века, новеллы Акутагавы Рюноскэ, роман лауреата Нобелевской премии Кавабаты Ясунари «Танцовщица из Идзу» и многие другие.

Мацуо Басё
Мацуо Басё

Знание мирового фольклора помогло ей перевести японские народные сказки. «Земляника под снегом», «Десять вечеров», «Японские народные сказки» — книги сказок изданные в ее переводе. Вера Маркова переводила стихи японских поэтов для детей — «Птица, птица красная».

Мацуо Басё
Мацуо Басё

Вот ее слова о работе переводчиков: «Самое трудное для переводчиков поэтических текстов с японского – отбор тех стихов, которые смогут органично войти в иной язык. Приходиться перечитывать тысячи и тысячи стихов, чтобы отобрать те, которые дойдут до русского читателя. Переводчики – это мосты, соединяющие культуры, народы и цивилизации в пространстве и во времени. Велика их роль в сближении народов, в созидании их братства. Есть стихи (особенно много их среди хокку), которые даже в подстрочном переводе сохраняют дух, поэтичность, образность исходного текста. Тут уж ничего не нужно изменять или добавлять – именно из таких текстов получаются лучшие переводы.»

Мацуо Басё
Мацуо Басё

«В японской поэзии традиционны антологии – веками собранные и любимые многими поколениями собрания стихов, которые стали эталоном красоты, духовности, стиля, считаются шедеврами и которые знает и помнит каждый грамотный человек. Но не все стихи из этих антологий поддаются переводу. Часто нужны обширные комментарии. То, что для японца очевидные, усвоенные веками образы, мысли, намёки, для русского читателя требует объяснений. Поэтому полные переводы знаменитых японских антологий трудны для восприятия».

Мацуо Басё
Мацуо Басё

Что ни возьми, а она переводила не только стихи, но и прозу, и драму,– забываешь, что это перевод, будто читаешь сам оригинал. Наверное, это высшая похвала для мастера; та степень проникновения в текст, когда он оживает на глазах, теряется грань между тем и этим, приходит ощущение всеединства, беспрепятственного общения одного с другим, что буддисты называют «дзид-зимугэ» (между одним и другим нет преград). Это возможно в том случае, когда сердце мастера приходит в созвучие с сердцем того, чьей душе он внимает. Здесь нужен именно дар перевоплощения; стать на время одной из умнейших женщин знаменитой своими шедеврами эпохи Хэйан (IX–XI вв.). Так же, чтобы перевести хайку Басё, надо стать на какое-то время странствующим поэтом, войти в его душу, проникнуться его просветленной печалью (саби)…

Мацуо Басё
Мацуо Басё

Литературу, культуру Японии она не отделяла от мировой. Может быть, потому и нашла золотой ключик к японской душе, что принадлежала к всемирному братству поэтов.

Маркова Вера Николаевна. Русский голос японской литературы., изображение №10

Она умерла в ночь с 8-го на 9-е марта 1995 года.

Уходит земля из-под ног.
За легкий колос хватаюсь…
Разлуки миг наступил.

Мацуо Басе, перевод В. Марковой.

Японское правительство высоко оценило труд Веры Марковой по популяризации японской культуры в России, наградив ее орденом «Благородного Сокровища».

Источник(123)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s